Клер Эклер


Аннотация
Таких, как я, ненавидят. За то, что иные, за то, что имеем дар, за то, что вообще существуем. Ошибки природы, которые могут родиться в любой человеческой семье. И никто от этого не застрахован...
Мы – метаморфы. Вся наша жизнь - сплошное невезение, с того самого момента, когда просыпаются способности. Лишь не многим из нас выпадает шанс занять достойное положение в Империи. Стать уважаемым человеком...
Мне пришлось сбежать от прошлого, начать жизнь заново. Но судьба пишет свой сценарий... Очередной виток, заставляющий все вспомнить... Встретиться с тем, от которого так и не вышло спрятаться...
Не хочу повторений! Я уже не та, что раньше. А значит, могу все изменить... Ведь не зря мое имя - Плакучая Ива. Как и это дерево, я смогу выстоять во всех невзгодах, прогнусь, но не сломаюсь. Выкую свой стальной стержень, преодолею все испытания, посланные судьбой. А если когда-нибудь и спадут с моей «листвы» слезинки, то это будут лишь слезы радости.


Плакучая Ива

Моя жизнь, не сказать, что полна приключений, но она… как карнавал. Каждый день я надеваю новую маску, новый наряд, обретаю новое тело и с улыбкой на лице выхожу к очередному заказчику. Может это и здорово покажется для кого-то. Но, за пять лет настолько устала менять маски, что забыла, как выгляжу на самом деле. Рост, цвет глаз, волос, размер талии – все это осталось где-то в прошлой жизни. Все, кроме имени, которым зовет меня только хозяйка славного заведения Лейра Имметир, в котором и числюсь в качестве работника. Для остальных я Роза, Мила, Глари, да я уже и считать перестала.

Заведение «Хохотушка Лей» известно на весь наш большой город. Завсегдатаями его были и простые люди, и вельможи, и представители других рас. «Каждый найдет здесь то, что ищет» – гласила надпись под вывеской, и действительно, выбор сотрудниц был таким, что неудовлетворенных не было.
Думаете, и я продаю себя, раз работаю в этом заведении? Нет. Каждый раз благодарю звезды, что это не так. Хотя… я была бы самой востребованной из всех. Но, меня спас дар и письмо Ректора Академии, в которой я училась и с окончанием была направлена сюда. К тому же, Ректор приходится сестрой хозяйки сего заведения. Наверное, это и сыграло решающую роль в определении моей судьбы.
- Ива! Пора вставать, - стук в дверь и голос Лейры. – К тебе наниматель.
Так рано? Что за срочность?
- Мне выглядеть как-то особенно? – обескураженно спросила. Ведь ко мне обращались не раньше обеда.
Дверь отворилась, явив, как обычно, сияющую и пышущую здоровьем хозяйку. Полноватая женщина, одетая в кучу пышных юбок, отнюдь не смотрелась как колобок, а вырез декольте чуть ли не на грани приличий и вовсе приковывал взгляд всех мужчин. И если кто-то их спрашивал, как выглядела Лейра, то кроме данной достопримечательности, они ничего и не вспоминали. К тому же живой ум и игривость характера делали ее приятной собеседницей.
- Пока никаких пожеланий он не высказал. Во всяком случае, мне, - женщина пересекла комнату и открыла шторы, впуская солнечный свет, от которого сразу заслезились глаза. – Ты пока умывайся и поднимайся с постели. Через минут десять подадут завтрак. Я же постараюсь выяснить, что конкретно хочет благородный лэрд.
Лейра улыбнулась, кокетливо помахала веером, показывая, как она будет выяснять, что угодно лэрду, и вышла. Против такой тактики мало кто мог устоять.
Что ж, все же пора вставать. Лэрд не будет ждать долго, а если я упущу его, то Лей вряд ли будет довольна.
Сладко потянувшись, села на кровати. Небо было чистым, и день обещал быть прекрасным, не смотря на то, что сейчас уже глубокая осень.
Спустила с кровати длинные стройные ноги, откинула густые каштановые вьющиеся волосы на спину и встала. Какой же неудобный облик! Грудь пятого размера при хрупкости фигуры перевешивала. Спина болела, непривычно длинные ноги заплетались друг о друга. И вот это было внешностью воровки? Не представляю, как она с этим всем справляется.
Вчера поздно вечером к нам явился начальник городской стражи и срочно попросил по описанию создать образ, дабы сделать ориентировки и к утру раздать на все посты. Полночи просидела, вылепляя каждую черточку на лице и теле, а потом ждала, пока художник запечатлеет это все на бумаге. Устав, как после работы в поле, я просто доползла до комнаты и мгновенно отключилась, как только голова коснулась подушки. О смене облика и мысли не возникло, вот теперь за это и расплачиваюсь болью в спине.
Добралась до зеркала во весь рост, что было рядом с туалетным столиком, и начала преображение. В первую очередь – грудь. Второго размера будет достаточно. Теперь ноги – на треть уменьшить и будет самое то. Осталось волосы укоротить, расчесывать колтуны, образовавшиеся за ночь, не было времени и желания.
Создала новый облик и тщательно оглядела себя со всех сторон. Осиная талия, небольшая грудь, упругая попка, стройные и не очень длинные ножки, пепельные волосы чуть ниже лопаток, зеленые глаза, слегка вздернутый носик, худощавое личико. Неплохо. Во всяком случае, мне так комфортнее.
А теперь умываться!
После водных процедур я почувствовала себя бодрее и готовой к новому заданию. Завтрак стоял уже на столе, ожидая только меня, распространяя аромат на всю комнату. Стакан яблочного сока и яичница с беконом. Как я и люблю. А под стаканом записка от Лей.
«Ива, у лэрда особых критериев нет, единственно, что удалось выяснить – это рост метр восемьдесят, зеленые глаза, хрупкая фигура и длинные белые волосы до пояса. Остальное на твое усмотрение. И поторопить, дорогая. Он начинает терять терпение».
Пока читала, быстро проглотила все съестное и вновь встала у зеркала. Интересный вкус у лэрда. Хорошо, что менять много не придется. Слегка вытянуть ноги, отрастить волосы и сменить их цвет.
Пять минут работы над собой, и я уже рылась в гардеробе, подыскивая наряд для нового образа. Светло-голубое платье темноэльфийских мастеров было самым подходящим, вот только не по сезону. Ну, для разговора сойдет. Под цвет платья подобрала мягкие туфельки без каблучков, и слегка уложила волосы.
Взглянув в зеркало, не нашла изъянов и вышла из комнаты.
Спуск по лестнице на первый этаж оказался пыткой. Узкое платье, выбранное мной, для этого никак не подходило. Пять ступеней кое-как смогла одолеть, но плюнув на этикет, остальной путь проехалась на перилах. Кому какое дело? Я ведь не из благородных!
Подходя к гостиной, в которой Лейра встречала всех посетителей и представляла «товар лицом», немного притормозила, услышав разговор из-за приоткрытой двери.
- Ах, лэрд, это так интересно. У вас талант рассказывать такие истории, - голос хозяйки звенел, как щебетание птиц.
- Вы мне льстите, Лейра. Но мы отошли от дела. Где ваш метаморф? Я уже заждался и если бы не ваша теплая компания, то мог со скуки умереть, ожидая ее.
Этот посетитель обращался ко мне впервые, иначе я бы запомнила. Настолько необычный был у него голос. Властные нотки, которые пытаются скрыть за пустяковыми фразами, низкий тембр, немного мурчащие интонации.
- Появится с минуты на минуту. Я передала ваши пожелания и ей нужно войти в образ, - оправдывала мое отсутствие хозяйка.
Кажется, вот теперь должен быть мой выход.
В придачу к образу, я могу менять и голос. Для данного случая я выбрала голосок, слегка тонковатый и со звенящими нотками. Таким обычно эльфийки говорят.
- Простите за опоздание, - пропела, входя в комнату, обращая на себя взгляды всех там присутствующих.
- А вот и она, - приглашая присесть рядом с ней, произнесла Лейра.
- Нет–нет, пусть пока постоит. Хочу оглядеть со всех сторон, - встал будущий наниматель и подошел.
В его походке было настолько много от хищника, что мне стоило большого труда оставаться на месте и не отойти на шаг назад.
Мужчина высокий, с каштановыми волосами, в дорогом костюме, обходил вокруг меня, одобрительно хмыкая.
- Чуть-чуть рост пониже и будет самое оно, - в итоге резюмировал он.
- Для чего, позвольте поинтересоваться, самое оно? – спросила Лейра.
- Для меня, естественно, - жестко ответил наниматель.
- Прощу прощения, но данная девушка в личное пользование не предназначена, для этого есть другие… - заикнулась было хозяйка.
- Мне-то не откажите? – с напором ответил мужчина.
- Боюсь, что откажу. Да и если она сама не пожелает, то вряд ли вы с ней захотите быть, - усмехнулась Лейра и прикрыла торжествующую улыбку за раскрытым веером.
- Поясните, - спокойно попросил наниматель. Хотя, я считала, что он начнет злиться и качать права.
Пояснить? Мне проще показать!
Дождалась пока взгляд мужчины с Лейры перейдет на меня и начала представление. За несколько секунд на глазах у ошарашенного нанимателя я состарила образ, в котором сейчас находилась. Поредевшие волосы, опалая грудь, морщинистое лицо, дрожащие от немощи руки и ноги … Если меня кто и захочет в таком виде, то только извращенец.
Лэрд скривился от представшей его взору картины и, отвернувшись, попросил:
- Верните прежний вид, леди, будьте добры, - после чего обратился к Лейре. – А есть ли какой-то метод вынудить ее не изменяться?
Метод… что-то это слово навевало мысли о наручниках, плетках и прочей атрибутике для пыток.
- Боюсь, что нет. Моя девочка найдет выход из любой ситуации, - гордо произнесла хозяйка, а вот я не была уверена, что смогу выпутаться. Конечно, умом я не обделена, но… Хотя, пока не попала, и не узнаю. Но лучше не попадать вообще.
Демонстрация возможностей тела не прошла бесследно. Ужасно захотелось есть, дабы восполнить потраченный резерв организма. У всего в мире своя цена.
- Очень интересно. Значит, она и умом хороша и телом… - задумчиво протянул наниматель и опасливо перевел на меня взгляд. К этому моменту я уже вновь приняла заказанный облик. – Она мне подходит.
- Тогда, обсудим ваше предложение, - Лейра, помахивая веером, предложила мне вновь сесть подле нее.
- Мне нужна девушка в сопровождение, - мужчина не отводил от меня взгляда, пытаясь что-то увидеть на моем лице. – На месяц – два. И немедленно.
- Но, лэрд! – возразила хозяйка. Я же была настолько удивлена данным предложением, что просто застыла статуей. – Месяц – два? И немедленно?
- Что вас смущает? Заплачу вперед, все необходимое купим по дороге. Обещаю вернуть метаморфа вашего ровно по истечении того срока, за который заплачу, - и предвидя очередной вопрос дополнил. – Домогаться не стану, любовниц хватает.
- Тогда, зачем вам она? Раз есть с кем, то… - непонимающе хлопая ресницами, спросила Лейра.
- Они любовницы и больше ни на что не способны. Мне же нужна такая, чтоб была алмазом рядом со мной. Блестела и при этом молчала, ничего не прося взамен. Скажем, представлю ее, как сиротку, которую взял на воспитание.
Я слегка вздрогнула от такого рассуждения нанимателя. Сиротка… Ведь я на самом деле являлась таковой.
- Тогда, обсудим стоимость и разойдемся, - взяв деловой тон, произнесла хозяйка. – Думаю, что два месяца вам обойдутся в сумму пятьсот золотых.
Сколько? Она что, его хочет отвадить? Какой идиот заплатит столько за сопровождение??? Ведь хороший заказ нам сейчас не повредит.
- Согласен, - ни капли не задумавшись, ответил наниматель и тут же достал запрашиваемую сумму. – Договор составлять будем?
- Обязательно! – хозяйка выудила магией типовой бланк на услугу метаморфа и внесла в него все данные. После чего бумага была подписана всеми участниками сделки и отправлена на сохранение в гильдию вместе с оговоренной суммой до полного исполнения договора.
Больше не задерживаясь ни минуты, мужчина взял меня за руку и потащил к выходу.
- Как? А одеться, собраться… - опешила от такого поворота хозяйка, я же захлебывалась от рвущихся наружу ругательств.
- Я ведь сказал, купим все по дороге, - бросил через плечо мужчина, выходя на улицу. – Всего наилучшего, леди Лейра.
Лэрд коротко поклонился, обхватил меня за талию и активировал телепорт. У меня же перед глазами застыло ошарашенное лицо хозяйки и в голове бился в один вопрос. А не поспешили ли мы с договором?

В это время перемещение закончилось. Лэрд отпустил меня и прошел к кровати. Похоже, это номер в гостинице.
- Как зовут тебя, морф? – пренебрежительно кинул, снимая сапоги.
- Как пожелаете, так и будут звать, - отозвалась, все также стоя на месте.
- Тогда, будешь Лиденой, - хмыкнул лэрд. – Меня можешь называть дядюшкой Ирвеном.
После сапог, он начал снимать одежду, от чего щеки мои заалели. Нет, я имею опыт в отношениях между мужчиной и женщиной, но такое поведение незнакомого мужчины слегка обескураживало. Тем более что там было на что посмотреть. При росте в метр девяносто, его тело было в идеальной форме с развитой мускулатурой, не выпирающей из-под одежды. Взгляд зацепился за небольшой шрам в области сердца и небольшое родимое пятно под правой лопаткой, когда мужчина повернулся спиной.
Могу поклясться чем угодно, но я уже видела такое пятно!
- Ты чего стоишь? В ногах правды нет. Садись, - указал мне на стул подле кровати, а сам лег. И мы из-за этого так спешили?
- Кхм, кхм, - привлекая к себе внимание, прочистила голосовые связки. Маневр удался, и на меня уставилась пара карих, почти черных глаз из-под длинной каштановой челки.
- Тебя что-то беспокоит? - сонным голосом произнес «дядя» и вновь закрыл глаза.
- Мы так спешили… Чтоб вы могли лечь спать? – боясь лишним словом вызвать гнев нанимателя, мягко произнесла.
- Лидена, я ночь не спал. Устал – жуть. А утром пришлось тебя нанимать и почти час слушать щебет твоей хозяйки. Как ты считаешь, могу я хоть часок сейчас поспать? – получила в ответ, который слегка царапнул из-за пренебрежительного отношения к Лейре.
- А мне что прикажете делать? – спросила, слегка пропустив в голос нотку возмущения.
- Да хоть рядом ложись! Главное, не покидай номер. Через два часа подадут карету, - на последних словах, мужчина заснул.
Карету? Зачем? В них обычно путешествуют, а по городу перемещаются в маленьких экипажах. Но задавать вопросы было уже некому. Теперь придется ждать, когда дядюшка проснется и все объяснит.
Не зная чем себя занять, встала и начала осматриваться. Обычный номер, какие бывают в любых гостиницах. Типичная обстановка. Ванная комната, спальня и кабинет. Вот и все пространство. На столе в кабинете обнаружились книги и записи. А еще стояла вазочка с фруктами, которые были как нельзя кстати, желудок свело от голода. Взяла самый крупный, аппетитный персик и решила хоть им приглушить чувство голода. Надеюсь, меня потом накормят.
Не решилась брать бумаги в руки и глазами пробежалась по той информации, что была доступна. Мои знания пополнились криминальной сводкой двухлетней давности, описаниями нескольких мужчин, похоже, подозреваемых. Одна из книг оказалась кодексом законов Империй.
Похоже, дядюшка из служб охраны порядка и безопасности. Но зачем ему я? Лэрд Ирвен. Я знала одного Ирвена. И пятно у него было… Не может быть таких совпадений! Но этот Ирвен и на каплю не похож на того, которого я знала одиннадцать лет назад…

Тогда, я была гадким утенком среди лебедей. Маленькая, худая, сероволосая, с крупными чертами лица. Часто становилась объектом для насмешек и злых шуток сверстников. Живя в приюте, который был в пригороде столицы, я с самого начала была там чужой. Не похожей на других. Смешной в своей неуклюжести, и жалкой, когда плакала. А плакала я часто. На радость своим обидчикам.
В то лето всех, кто был старше десяти лет, вывезли в поле на картошку. Уже неделю мы там жили, когда приехала красивая карета, похожая на те, что рисуют в книгах со сказками. Из кареты вышел высокий мужчина, в котором начальница приюта сразу опознала нашего покровителя. Он привез юношу лет шестнадцати - семнадцати.
Поздоровавшись с начальницей, мужчина оставил парня и уехал.
- Знакомьтесь, это ваш новый товарищ – Ирвен, - представила нам юношу начальница.
Решив, что новенького заслали к нам для шпионажа, ребята отнеслись к нему холодно и постоянно избегали. В итоге, он стал таким же изгоем, как и я. Вот только его боялись, а надо мной издевались.
К тому же Ирвен оказался сыном покровителя, про которого ходили всякие слухи в приюте. Причем один страшнее другого. Будто юноша избивал своих слуг, очень грубо обходился со всеми, даже со своими учителями. Не принимал отказа и был очень злопамятным. Он всегда наказывал своих обидчиков. К тому же, Ирвен имел немаленький магический дар, который использовал в наказаниях. Не удивительно, что все дети в приюте его боялись, стараясь лишний раз с ним не сталкиваться, даже на глаза ему не показывались.
В один вечер, когда звезды уже зажглись на небе, я вновь ревела, убежав от своих обидчиков в лес. На этот раз они не обошлись простыми оскорблениями и побоями, от которых оставались синяки. Я ревела, баюкая сломанную руку, и ничего не замечала вокруг.
- Больно? – рядом сел Ирвен.
- Дааа, - слегка успокоившись от неожиданности, смогла ответить.
- Давай помогу, - парень коснулся руки, что-то едва слышно прошептал и боль ушла. – Я немного обезболил, но к лекарю все равно сходи.
- Спасибо. Но зачем? – недоверчиво уставилась на юношу, пытаясь незаметно отодвинуться подальше. Я всех сторонилась и боялась, а его тем более.
- Считай, что ты мне нравишься, - усмехнулся Ирвен.
Нравлюсь? Это не укладывалось в голове. Я же уродина! К тому же, ему никто не нравился из приюта. Он часто ругался с начальницей и волком смотрел на всех детей, оправдывая ходившие о нем слухи.
- Это неправда! – вскочила на ноги и возмутилась, уже полностью уверенная, что меня вновь пытаются вовлечь в жестокую игру. Правда, водить в ней уже будет Ирвен. От этих мыслей дрожь прошла по телу от страха. Ведь он намного ожесточенней чем другие дети приюта.
- Если тебе так не нравится ответ, то я дам другой, – пожал плечами Ирвен. – Отец привез меня сюда в наказание. И он заберет меня лишь в том случае, если я смогу хоть с кем-то подружиться и выдержать здесь год.
Это уже больше походило на правду. К тому же, он говорил искренне, что меня слегка успокоило, и дрожь унялась.
- Но почему я? – вновь села на мох и облокотилась на ствол березы, которая видела столько моих слез, что можно было полить небольшую рощицу.
- Другие меня боятся, - он не смотрел на меня, отвечая на вопрос. Просто делился наболевшим. – А ты от них все время страдаешь. Я и подумал. Если предложу тебе дружбу и защиту, то ты не будешь против.
- Только это? Ты не заставишь меня делать твои задания, приносить тебе еду и прочее? – недоверчиво спросила, а сама представила открывающиеся возможности и была согласна даже и на это. Лишь бы не били…
- Я потребую только одно. За все это ты будешь дружить только со мной и ни с кем больше.
На тот момент меня это устраивало более чем. И мы закрепили нашу дружбу рукопожатием.



- Много успела прочесть? – из воспоминаний вывел рассерженный голос дядюшки.
- Я ничего не трогала, - вскочила от неожиданности, уронив стул, на который успела усесться, пока была погружена в воспоминания. К тому же, я за это время умудрилась съесть все фрукты из вазы, и теперь там красовались косточки персиков и яблочные огрызки.
Дядюшка уже был бодрым и одетым. Обведя стол взглядом, и найдя, что все лежит так, как и было, Ирвен успокоился. На то, что я съела все фрукты, он никак не отреагировал.
- Через полчаса подадут карету. В силу моей профессии, приходится много путешествовать, - вздохнул он, желая показать, что недоволен данным фактом, но блеск в его глазах выдавал его с головой. Он обожает свою работу и все с ней связанное.
- От меня что-то требуется? – непонимающе на него уставилась, после того, как стул занял свое место возле стола.
- Конечно. Смена облика. Или ты считаешь, что похожа на девушку из приюта? – фыркнул он, доставая из кармана лист с портретом, сделанным карандашом. – Думаю, этот облик будет в самый раз.
- Ага, - протянула, удивленно разглядывая портрет и едва не выронив его из рук. На меня смотрела я. Пятнадцати - шестнадцати лет отроду. Я уже и забыла, что была такой.
- Только, сможешь выглядеть лет на семнадцать - восемнадцать? – выводя меня из кабинета, спросил Ирвен.
- Разумеется, - так и не сводя взгляда с рисунка, ответила.
- Замечательно. Одежда тебя ждет, так что пропорции тела подгонишь, - напоследок произнес мужчина и захлопнул дверь. Я же и не заметила, когда он успел проводить меня до ванны. Вот и хорошо, что меня оставили одну, иначе он не понял бы слез, бегущих по моим щекам, плавящих облик красотки, вытаскивая наружу меня настоящую.
Я не могла меняться лишь когда плакала. Слезы не позволяли дару проявиться, блокируя его.
Со страхом поднимала взгляд к зеркалу, боясь увидеть в нем то жалкое существо, что было изображено на рисунке. Почему он выбрал именно этот облик? Почему?
Из зеркала на меня смотрела незнакомка, и первой мыслью было, что это чей-то портрет, а не зеркало. Но, правда оказалось таковой, что этот портрет если б и был, то мой.
Ярко-голубые глаза, из которых по щекам тянулись дорожки слез, опушены серыми облаками ресниц. Длинные волосы до талии идеально прямые и без изъянов на вроде колтунов. Рост метр семьдесят и форма тела по моим меркам идеальная, хотя и хрупкая. Лицо вытянулось, слегка округлилось и мои большие глаза рот и нос не казались теперь таковыми. Если судить по меркам отбора сотрудниц Лейры, то я была бы не на последнем месте.
- Привет, Ива! Давно не виделись, - прошептала, поглаживая отражение. – Думаю, что скоро мы будем чаще встречаться.
- Ты готова? – за дверью раздался голос нанимателя. Нетерпение в нем было почти на пике. Он так хочет видеть меня семнадцати лет или карету уже подали?
- Еще минут пять, - своим голосом ответила и прикрыла рот ладошкой. Надеюсь, он забыл мой голос, ведь это единственное, что с возрастом не изменилось.
- Поторопись, - приказал Ирвен и ушел.
На вешалке обнаружила приготовленное мне платье. Развернув, оценила покрой и качество ткани и осталась довольна. Скромненькое, темно-коричневое с зеленой отделкой оно было не просто удобным, но и теплым, осенним. Для сиротки самое то.
Одежда сидела на моем родном теле идеально, разве что пришлось немного убрать грудь. Максимально, можно было втиснуть только первый размер. Теперь сам облик. Лицо и волосы необходимо менять, да и думаю, цвет волос и глаз тоже, ведь рисунок черно-белый.
В итоге на меня смотрела девушка, с одной стороны, вроде как я, а с другой – совсем не я. Черноволосая, кареглазая, слегка худая. Конечно, крупные черты лица слегка сгладились, но все равно выделялись.
- Гадкий утенок, - прошептала, закончив создавать образ, и вышла из ванны.
- Дядюшка, я готова, - пропела, прошествовав в кабинет, откуда доносились ругательства.
Ирвен пытался сложить все документы в одну папку, но там они не умещались, что мужчину изрядно бесило.
- Наконец-то, - не глядя в мою сторону произнес и все же умудрился застегнуть застежку папки. – Я уж думал, что ты не спра...
Он поднял на меня взгляд и резко замолчал, только глаза его становились все шире и шире. Не ожидал? Но чего? Сам же просил…
- Великолепно, - Ирвен обошел вокруг меня и усадил на стул. – Только цвет волос и глаз, будь добра, на серый исправь.
Не переча, сделала, как он просил, следя за реакцией.
- Замечательно! – хлопнул он в ладоши, взял под мышку папку и потянул меня за руку к выходу. – Карету подали, нам пора.
Больше не произнеся ни слова, он накинул на меня теплый плащ и выдал пару женских ботинок небольшого размера, так что пришлось укоротить ступни. Хорошо все же иметь такой дар. И одежда вся в пору, и фигуру можно сотворить такую, что все обзавидуются.
Молча мы покинули здание гостиницы и сели в карету, поджидающую у крыльца. Мне никак не давали покоя мысли о выбранной Ирвеном внешности. Почему именно она? И почему на итоговый результат он никак не отреагировал? Неужели это не тот Ирвен, которого я раньше знала? Хотя… по одному родимому пятну ведь невозможно опознать человека. К тому же, внешнего сходства практически не наблюдалось. А голос… вот он со временем мог таким стать. В итоге, зацепок кроме имени и родимого пятна под правой лопаткой, было не достаточно, чтоб с точностью определить тот это Ирвен, которого я ранее знала, или нет.
- Как же тебя угораздило работать на Лейру? – первым заговорил наниматель, когда карета тронулась по направлению к выезду из города. В его голосе если и был интерес, то он его очень хорошо скрывал за напускной холодностью.
Я никогда не была хорошим собеседником, а рассказывать о себе вообще не любила. Поэтому на такие вопросы старалась отвечать предельно кратко, и не вдаваясь в подробности.
- Так сложилось. У меня дар, а она дает мне кров, защиту. К тому же, у нее есть лицензия на деятельность метаморфов. Мне денег на ее покупку накопить очень сложно, - не стала скрывать то, что в городе и так все знали.
- А если тебе предложат лучшие условия, уйдешь от нее? – мужчина с комфортом расположился на противоположном сидении и откинулся на спину, следя за мной, как удав за жертвой.
От его цепкого взгляда пробежал мороз по коже. Жуткий мужчина. Не хотелось бы с ним встречаться после выполнения этого договора.
- Смотря куда и к кому, - ответила, но в душе надеялась, что он не серьезно спрашивал.
- Ко мне. На Империю работать, - все с таким же холодом в голосе пояснил дядюшка.
Как же я опасалась, что он всерьез и мое опасение было не беспочвенным.
- Нет. Я не знаю ни вас, ни что нужно делать, так что прошу меня простить, - холодно ответила и отвернулась к окну, пытаясь рассмотреть, где же мы сейчас.
- Не торопись. Ты сейчас два месяца будешь работать со мной в паре, а вдруг понравится? – вроде Ирвен говорил беззаботно, но ощущалось недовольство отказом. Видимо, он привык, что ему всегда безропотно подчиняются.
- Я не буду работать с вами после окончания договора. Никогда более, - четко, чуть ли не по словам как можно холодно произнесла, вспоминая, что же мне грозит, если он все же узнает кто я.
- Никогда не говори никогда, - ответил мужчина, ложась на полку и закрывая глаза.
Он настолько уверен, что все будет так, как он хочет, и это бесило. Ирвен всегда был таким, и вот сейчас могу с точностью сказать, что это тот самый мальчик, которого я знала. Все же, странно, что он так изменился.
Ничего не ответив на его выпад, уставилась в окно. Мимо мелькал осенний пейзаж. Мы уже выехали за пределы города и сейчас глаз радовали ярко одетые во все оттенки красного и желтого деревья и кустарники. Трава, выглядевшая пожухлым ковром, была устлана разноцветными листьями, которые, словно мозаику, легкий ветерок переворачивал, создавая каждый раз новый узор. Солнечные лучи, запутавшиеся в осенних красках листьев, создавали непередаваемое ощущение сказочного. Но, вспоминая, где я и с кем, это впечатление пропадало.
Зачем судьба нас свела вновь? Ведь однажды уже было доказано, что нам не быть друзьями. Глядя на мирно спящего Ирвена, воспоминания опять вытесняли все мысли.

Наша дружба была первым радостным событием в моей жизни. Конечно, эти отношения вряд ли можно было назвать дружбой, но меня устраивало и так.
Ирвен не умел дружить, зато он умел приказывать. И предлагая игру, он не терпел отказов, угрожая наказанием. У меня не было выбора, кроме как согласиться. Я боялась юношу.
Мои же предложения игр он никогда не принимал.
Собственно, по его рассказам, наказание свое, назначенное ему отцом, он получил лишь из-за того, что не умел общаться со слугами и обычными людьми, обращаясь с ними как с рабами. И когда терпение отца лопнуло, тот решил поместить сына в приют, который финансово поддерживал. Откуда в мальчике было столько чувства превосходства над людьми? Ведь его отец совсем не такой.
Через месяц, я поняла, что меня тяготит такое знакомство, но и при этом не могла от него отказаться. Ирвен защищал меня, как и обещал. И уйти от него, означало вновь быть объектом для битья. Ребята зуб на меня начали точить сразу, как парень взял меня под опеку. И я вновь и вновь исполняла прихоти «друга», иной раз пренебрегая выполнением своих заданий и в ущерб учебе, за что не раз была наказана преподавателями.
- Ива! Сегодня мы играем в прятки, - обрадовал меня Ирвен, как только занятия закончились.
- Мне уроки учить надо, - попыталась воззвать к его совести, но вновь потерпела поражение, так как он схватил меня за руку и потащил к выходу, не терпя отказа.
- Это важнее, - поставил он меня лицом к стене и приказал начинать отсчет.
Что мне оставалось? Надеяться, только на то, что эта игра ему наскучит, и он отпустит меня пораньше.
- Раз, два… - начала считать, слыша, как за спиной раздались шорохи, но не приняла их во внимание. – Двадцать три, двадцать четыре, двадцать…
- Пять! – раздалось из-за спины голосом одного из моих обидчиков. – Сбежал твой защитник!
Не веря, я медленно повернулась, успев увидеть летящий мне в лицо кулак. Было больно, но прижать руку к опухающему глазу мне не дали, пнув в живот и стукнув головой о стену, при этом вырвав изрядный клок волос.
Слезы лились ручьями, я скулила, прося пощады, но они были непреклонны. Вновь и вновь нанося удары, пока не раздалось в моем мутном, уплывающем сознании «Вы хорошо подумали о последствиях?» голосом Ирвена. После чего я провалилась в черноту.
- Ива, Ива! Очнись! – из беспамятства вытащил властный голос друга, отдающий приказ. Кажется, он недоволен, что игра не удалась. Неужели накажет?
Еле-еле смогла приоткрыть опухший глаз, увидев испуганное белоснежное лицо Ирвена. Он держал меня на руках и куда-то нес. Я таким его никогда не видела.
- Потерпи, скоро все будет хорошо, - он до крови прикусил себе губу. – Главное, не засыпай, а то можешь не проснуться больше.
Ирвен переживает? А я думала, что нужна ему так, для галочки. Чтоб показать отцу, что и он может дружить, хоть это и не так. Но для того, чтоб его забрали из приюта, юноша мог пойти на многое.
В тот вечер меня оставили в лазарете, и Ирвен просидел со мной до утра.
Пока я болела, он навещал меня каждый день, приносил украдкой вкусности, которые брал на кухне, и помогал наверстать упущенные знания, чтобы не отстать по учебе еще сильнее.
А в день выписки он чуть ли не на руках хотел нести меня до комнаты, но я отказалась. Сама. Я так хочу что-то сделать сама!

После этого случая наша дружба резко изменилась. Мы стали ближе, почти как настоящие друзья. Я даже почти перестала его бояться. Почти… Иногда его эгоистическая натура и желание наказать за неповиновение все же выходили на поверхность вновь.


- Тпру, прибыли! – гаркнул кучер и остановил карету.
Дядюшка тут же вскочил, будто и не спал вовсе, и вышел наружу.
- Лидена, выходи! Ночуем сегодня тут, - ошарашил Ирвен. Ночуем? Уже? Так ведь светло еще!
Не возражая, вышла и огляделась. Постоялый двор был полон народа. Служки сновали туда-сюда, вельможи расхаживали меж них, отдавая приказы, а кони ржали, прося овса. Само же здание, где придется остановиться на ночлег, никак не впечатляло. Двухэтажное, деревянное, оно выглядело таким ветхим, что ночевка под открытым небом была желаннее.
- Чего застыла? Пошли! – окрикнул дядюшка, не оставив выбора.
На удивление, внутри было намного солиднее, чем снаружи. Ирвен снял один номер на двоих, аргументировав, что там две комнаты, и за руку потащил наверх.
- Почему мы остановились здесь? Ведь до темноты еще долго, - когда с обустройством было закончено, поинтересовалась у мужчины.
- А куда ты собралась? Я вроде не говорил, куда мы следуем. Может, это конечная точка пути? – с подозрением уставился Ирвен, буравя меня карими глазами.
- Просто, в таком случае, не стоило нанимать карету, - решила аргументировать свой вопрос.
- Я люблю ездить с комфортом, - парировал мужчина. – Но, ты права, тут мы только до завтра. Просто на остальном пути не будет возможности заменить лошадей. Да и выспаться очень хочется, - зевнул Ирвен и направился к выходу из номера.
- Мне никуда не выходить? – решила уточнить свое положение.
- Догадливая. Меня не жди. Я могу поздно вернуться, - приказным тоном произнес он и вышел, оставляя меня наедине с собой.
Что ж, стоит воспользоваться одиночеством и хоть ванну принять, как полагается.
Не устояла и вернула свой настоящий облик, решив, что хоть помыться так сходить можно.
Горячая вода, душистые масла и море пены делали свое дело, успокаивая, очищая, усыпляя. Уже на грани сна, почувствовала, что начинаю тонуть. Надо же, умудрилась уснуть в воде!
Окончив помывочные процедуры, вернула заказанный облик и вышла. Часы подсказывали, что в ванной я провела часа три и вечерняя пора уже прошла, уступая время ночи.
Ужин ожидал меня на столе, за что мысленно поблагодарила нанимателя, так как есть хотелось до головокружения. Не раздумывая ни минуты, накинулась на еду, восполняя потраченную энергию за день.
После того, как все было съедено, прокралась до комнаты, которую облюбовал Ирвен, но, не заметив его там, пошла спать. Вот это он называет, что ему нужно выспаться? Хотя, какое мне до этого дело?
С комфортом расположившись в кровати, закрыла глаза, и заснула.

Сон внезапно прервался, от того, что по моим ногам сейчас кто-то вольготно проводил руками. Открыв глаза, обнаружила рядом лежащего Ирвена. От него пахло алкоголем. Сильно пахло. Можно подумать, что он надирался весь вечер. Я дернулась, пытаясь отползти подальше, но попытка не удалась.
- Куда? – вцепившись в ногу мертвой хваткой, Ирвен затащил меня обратно на середину кровати и, дабы пресечь остальные попытки, навалился сверху.
Мужчина оказался очень тяжелым. Он придавил меня к кровати и с моих губ сорвался стон.
- Да, милая моя, да. Стони, - он дунул в лицо и от запаха алкоголя я начала задыхаться. Ненавижу алкоголь! Никогда больше его не употребляла после того раза, когда впервые попробовала эль.
- Отпусти, - только и смогла прошипеть.
- Иначе что? – привстав на локтях, он заглянул мне в глаза.
- Ты пьян! Ты не понимаешь, что творишь! Если не прекратишь немедленно, то я расторгну договор! – предприняла попытку достучаться до его разума.
- Да, я пьян! А ты такая притягательная, – прошептал он на ухо, от чего по телу прошлись толпы мурашек.
Я попыталась оттолкнуть Ирвена, целующего мою шею и опускающегося все ниже, но не преуспела. Он каждую мою попытку предотвращал с легкостью.
Что мне оставалось делать? Я не желала этого мужчину ни сейчас, ни в будущем. Никогда! Хватило и одного раза.
Выходом из этой ситуации было одно. Изменение внешности. Но не просто изменение, он этого не увидит в темноте. Мне нужно было состариться до невозможности, чтоб на ощупь это сразу чувствовалось.
Процесс старения очень серьезная штука, немного дальше зайдешь возможного и все. Рассыплешься в прах. Но сейчас я не могла видеть, насколько быстро и сильно старюсь. Лишь ощущала насколько бесчувственной и дряблой стала кожа, что тяжелее становилось дышать, сердце болезненно заныло, а в горле начало першить.
- Отпусти! – прокаркала старушечьим голосом, и в то же время, почувствовав всю прелесть тела столетней старухи, Ирвен соскочил, трезвея на глазах.
Вовремя. Резко остановила процесс, запуская все вспять, но невольно скатилась слеза, начиная плавить мой облик. Пришлось закрыть лицо руками, рвануть в ванную и запереться.
- Прости меня, - из-за закрытой двери раздался голос Ирвена. – Я не смог сдержаться. Когда пьяный, плохо себя контролирую. Поэтому я и выяснял твои способности при найме. Чтоб ты смогла меня остановить.
Пока он сидел под дверями, оправдываясь, я окончательно стала собой. Слезы текли уже ручьем, и я не в силах была их остановить.
- Я понимаю, что должен был предупредить до того, как напиться… да и напиваться не стоило, но … - мужчина вздохнул, я же некрасиво хлюпнула носом, совсем как в детстве.
- Уходи, - сквозь дверь попросила, вновь шмыгая.
- Ты плачешь? Позволь мне войти, - это впервые был не приказ, а просьба. Причем в его голосе можно было определить нотки раскаяния и сожаления.
- Уходи, - жестче произнесла. – Ты мне не нужен, мне никто сейчас не нужен!
- Хорошо, - мужчина поднялся и стали слышны его удаляющиеся шаги.
Звезды! Как же я давно не плакала! А с этим мужчиной уже второй раз за день!

В тот день мне исполнилось шестнадцать. Ирвен, как старший, почти на два года, откуда-то достал бутылку эля и предложил отметить этот праздник в его комнате. Там нас никто не смог бы побеспокоить, хоть начни мы орать песни во всю глотку, да и все удобства в его комнате имелись, тогда как обычные дети пользовались общими, единственными на весь этаж.
Наша дружба длилась уже полгода, и повода подозревать Ирвена в другом отношении ко мне не было. Поэтому и согласилась не раздумывая.
Вдвоем мы пили из горла бутылки, попеременно произнося тосты как взрослые, и с каждым выпитым глотком становилось все легче. Казалось, расправь руки и ты полетишь.
- Отсалось чуть-чуть, - коверкая слова, произнес пьяный Ирвен. – На брудершафт?
- Как эт-то? – уже икая, произнесла, с улыбкой глядя на друга.
Его растрепанные темные волосы захотелось потрогать, откинуть непослушную челку, падающую ему на глаза…
Впервые я почувствовала, что мы разнополые, так явственно. Впервые захотелось быть девушкой лишь для него. И впервые я его не боялась ни капли.
- Как? Пьешь, а потом вместо закуски целуешься, - пояснил Ирвен и первым сделал глоток.
- Давай, - поддержала затею, принимая из рук юноши бутылку и допивая остатки эля.
Забрав опустевшую тару, Ирвен властно притянул меня к себе и прижался губами к моим губам. Ничего не почувствовав необычного, открыла рот, чтоб об этом сообщить, но в него тут же проник язык парня. Это было незабываемым. Хоть я и была пьяна, но до сих пор вкус того поцелуя помню. Тысяча бабочек, щекоча где-то внутри, в самой душе, начала подниматься от низа живота к горлу. Не заметила, что уже отвечаю на поцелуй и прижимаюсь к груди Ирвена, при этом зарывшись обеими руками в его растрепанные волосы.
Бутылка полетела в сторону и парень начал наклонять меня, пытаясь положить осторожно на пол. Как только это удалось, его руки залезли под мою одежду, при этом, так и не отрываясь от поцелуя. Каждое его касание вызывало дрожь по телу, разливаясь теплом, и я выгибалась навстречу. Не знала, что это так… необычно. Мы раньше касались друг друга, но таких ощущений не было, впрочем, и желания быть с ним у меня раньше не возникало. Да и на нас всегда была одежда. А сейчас… моя кожа горела под его прикосновениями и в тоже время, по телу могли пробежать мурашки, как от холода. Мне нравилось это ощущение, но хотелось большего.
Не отставая от Ирвена, начала исследовать его спину, забравшись к нему под свитер холодными руками, от чего он сначала вздрогнул. Через пять минут верхняя одежда полетела за ненадобностью на пол. Правда, пришлось прервать поцелуй, но оно того стоило. Наши тела прикасались друг к другу, и я чувствовала, как сильно бьется его сердце, готовое вот-вот вырваться наружу.
Юноша начал прокладывать дорожку из поцелуев от моего уха и ниже, спускаясь к груди, от чего с губ сорвался стон. Затем, парень освободил меня от белья, оставив на мне лишь юбку. Не заметила, когда он снял с себя штаны. Но резкая боль внизу живота отрезвила. Совсем.
- Ирвен, - позвала юношу, но он уже меня не слышал, все глубже и глубже входя. – Ирвен! Не надо! Я не хочу! Мне больно!
Начала брыкаться, но он лишь прижал сильнее меня к полу и, приказав не сопротивляться, обездвижил заклинанием. Я начала умолять его остановиться, слезы текли в три ручья, но он не слушал, продолжая и продолжая. Последний сильный толчок, с его губ срывается стон, еще немного и я вновь могу двигаться.
Он лежит рядом с блаженной улыбкой и спит. Ненависть накатила на меня и от выпитого алкоголя начало тошнить. Одернув юбку, поспешила в душ смыть с себя следы этой ночи, чувство порочности и грязи, которые подкатывали к горлу все выше.
После десяти минут стояния над умывальником, почувствовала себя немного легче и приступила к отмыванию тела. Слезы так и не прекращали течь все это время. Я ненавидела себя, что поддалась. Его, за то, что он обращался со мной как хотел, будто с игрушкой, а не с человеком. Свой день рожденья, ставший причиной этой нелепой пьянки.
Оно пройдет, все пройдет. Я стерплю, у меня нет иного выхода, пока я в приюте, а он рядом.
Стиснув зубы, вышла из ванной, затащила так и спящего Ирвена на кровать и легла с ним рядом. Мы раньше часто так спали, но теперь я вряд ли смогу это сделать вновь.
В тот день я и заметила на его теле родимое пятно. Его отличительный знак.
А утром он и не вспомнил, что было ночью. Ни словом, ни действием, ничем. И я решила, что так будет лучше для нас обоих, но с тех пор стала постепенно от него отдаляться.


Слез больше не было. Дорожки на щеках высохли, и я смогла принять заказанный облик. Смыв соль с лица, очень тихо открыла дверь и прошмыгнула в кровать. За окном уже начало вставать солнце, и его первые лучи окрашивали небо в красный. Хоть пару часов поспать. Остальное наверстаю в дороге. До завтрака уж доживу, чтоб восстановиться.

Утром, открыв глаза, обнаружила сидящего рядом Ирвена. Он смотрел на меня взглядом, в котором было сожаление, но от этого хотелось лишь закрыться от него с головой. Подчиняясь порыву, натянула одеяло до подбородка.
- Хотел объясниться за вчерашнее, - первым заговорил он, отворачиваясь, – и рассказать тебе кое-что.
Опять этот приказной тон. Он даже извиниться не может по-человечески!
- Не стоит, - прервала его, не желая вновь возвращаться в прошлое. – Просто необходимо было предупредить меня заранее о ваших пристрастиях.
На мгновение нахмурившись, Ирвен продолжил:
- Надеюсь, наш договор еще в силе? – он вновь посмотрел на меня своим немигающим взглядом, от которого хотелось бежать со всех ног. Но мне необходимы были эти деньги. Выполнив заказ, я смогу заплатить взнос и получить разрешение на предоставление услуг. А еще расплатиться с Лейрой. Меня не сильно напрягала хозяйка, но самостоятельность, это самостоятельность. Не быть никому должной и обязанной, вот к чему я стремилась уже несколько лет.
- До первого приставания. А сейчас выйдете, мне нужно одеться.
Мужчина поднялся и молча покинул комнату. Как только за ним закрылась дверь, встала и, схватив в охапку одежду, закрылась в ванной. Не знаю, как выполнить договор, не доверяя заказчику главного – себя. Ведь инструмент моей работы – это мое тело.

Завтрак прошел в молчании, а после него мы сразу же тронулись в путь. Ирвен все так и не говорил, ожидая расспросов с моей стороны, но на его лице была лишь ярко выраженная скука и чувство превосходства над остальными. Сыночек богатого папочки! Он так и не изменился с годами. Ненавижу.
Я же наслаждалась тишиной, пытаясь уснуть. Карета мерно покачивалась, убаюкивая и унося вновь в воспоминания…

Через пару недель после моего дня рождения, случилось судьбоносное событие. К нам в приют попала новенькая, которая сразу обратила на меня внимание и между нами зародилась симпатия. Но, памятуя об условиях дружбы с Ирвеном, первого шага навстречу к девушке я не делала. Тогда, она решила подойти сама.
- Привет, я Лаура, - села девушка рядом со мной. Я всегда на уроках была одна за партой, без соседа. – Давай дружить?
- Она уже дружит. Со мной, - схватив меня за локоть, Ирвен заставил встать и потянул к выходу. – Ты не помнишь, о чем мы договаривались?
- Так это она, а не я с ней пришла знакомиться!
- Значит, ты дала повод для этого!
- Да что плохого, если я с ней стану дружить?
- Ты уже дружишь со мной! Я не собираюсь делить ни с кем свою игрушку! – от его слов я поперхнулась.
А чего я еще ожидала от богатого, избалованного отпрыска, который и дружить-то не умел?
- Я не игрушка! И хочу дружить с Лаурой! – выдернула локоть. К этому моменту он привел меня в свою комнату.
- Тогда она и защищать тебя будет! И лечить, и к лекарю тащить! А лучше, если вас обеих изобьют до смерти! – он злился. Он очень злился. Казалось, что вот-вот он сорвется и сам меня ударит. Костяшки пальцев его побелели, настолько сильно он сжимал кулаки.
- Я ненавижу тебя! Я не хочу с тобой дружить! Я не игрушка! – вся ненависть, что копилась во мне с той ночи, поднималась, скручивалась в жгут и хлестала по щекам Ирвена. Он краснел, багровел с каждой выкрикнутой в его сторону фразой. Рука его с зажатым кулаком начала подниматься. Ударит. Нужно остановиться, но на душе накипело, и я продолжала:
- Ты самодовольный, избалованный и думаешь, что тебе все дозволено? Что все должны выполнять твои прихоти? Я не буду больше этого делать! Никогда!
Ирвен схватил меня вновь и заглянул в глаза.
- А как же тот день? Твой день рождения? – я дернулась как от пощечины. Неужели он помнит?
- Это был самый ужасный день в моей жизни! Я за него больше всего тебя ненавижу, - едва ли не выплюнула ему в лицо. - Ты меня не слышал, когда я просила остановиться. Ты делал лишь то, что хотел. Ты никогда не думаешь о других!
- Я уже полгода тебя защищаю! Должна же ты была хоть как-то заплатить мне за это?
- Заплатить? Собой? Ты… ты…
- Именно! Большего в жизни тебе не достичь! Так какая разница, чьей подстилкой ты станешь?
Моя ярость перевалила через край, и сдерживать себя я уже не смогла, дав пощечину Ирвену.
- За это я накажу тебя. И за все произнесенные тобой фразы, - с холодом в голосе произнес он и стал подходить, формируя в руке какое-то заклинание, я же застыла камнем, осознавая, что перешла границу. – И наказание будет жестоким. Не надейся, что тебе удастся его избежать.
Не знаю, чем бы закончилась эта ссора, но в двери постучали, и в комнату вошла начальница приюта.
- Ирвен, боюсь у меня плохие новости. Ваш отец… он сильно болен и вас срочно просят вернуться. Карета уже во дворе, собирайтесь.
Юноша смотрел стеклянными глазами. Не знаю, какие отношения у него были с отцом, он никогда об этом не рассказывал, но сейчас я поняла, что он его очень любит. Руки Ирвена опустились, развевая так и не законченное заклинание, и он нетвердой походкой пошел к выходу.
- Не надейся сбежать, я все равно найду тебя, и ты получишь все причитающееся, - произнес парень, остановившись на минуту в дверях. Он посмотрел таким многообещающим взглядом, что у меня и сомнений не возникло, что тот исполнит свою угрозу.
Лишь когда юноша вышел из комнаты, а следом за ним и начальница, я смогла перевести дух и поняла всю полноту той ситуации, в которую попала. И то, что меня изобьют другие, если Ирвен не вернется, было самым простым в списке. Ведь когда вернется он…
Не хочу быть собой! Не хочу быть такой уродиной и чтоб надо мной издевались!
Я ненавидела себя, Ирвена, его отца, Лауру, всех вокруг, не зная, что сейчас делать и как дальше жить. А еще я боялась того, что может произойти дальше. До дрожи в коленях, боялась расплаты за сказанные слова и пощечину, которую осмелилась влепить Ирвену.
Но впервые я не плакала, находясь в жуткой ситуации перед лицом опасностей. Впервые я не оправдывала прозвище, прикрепившееся за мной в стенах приюта. Плакучая Ива.
Или шок повлиял, или время пришло, но только в тот момент проявился мой дар метаморфа. Это был мой шанс покинуть приют, отправившись обучаться в Академию магии, и избежать побоев и наказаний. Спрятаться от всех.
И я ухватилась за этот шанс как утопающий за соломинку.
Только бы все получилось…

@темы: Плакучая Ива