Клер Эклер
Глава 2
Королевна

Жизнь шла своей чередой. Я давно уже привык к этой новой «жизни». Без роскошных комнат, одежд, машин. Единственное, что осталось, так это роскошные женщины. Они как будто чувствовали, кто я на самом деле и слетались как мотыльки на свет. Вот и сейчас в жизни была такая роскошная женщина. Блондинка с длинными ногами, модельной внешностью, голубыми глазами и очень капризным нравом по имени Юлия.
Ее не смущала моя двухкомнатная «хрущевка» на окраине города, моя черная «восьмерка», видавшая виды, и моя работа в службе МЧС. Единственно, чем она была вечно не довольна, так знанием того, что по долгу службы мне приходится спасать женщин, которых временами проведываю, пока не удостоверюсь что с ними все в порядке. Но это как долг службы, что ли. А Юлия весьма ревнива. Остальные спасенные мной граждане ее не интересовали. Не говоря о животных.
В тот день я возвращался с ночной смены. Ночка выдалась весьма насыщенной. Упавшие деревья, застрявшие в обесточенных из-за грозы лифтов люди, два пожара и в довершении пришлось вызволять кошку из сточной трубы. Уж как она там застряла, ума не приложу, но работы хватило всей бригаде. Вспомнив испуганную мордочку спасенной, невольно улыбнулся.
Дождь уже почти прекратился, и в небе показалась из-за туч луна, освещая крышу дома, где купил квартирку. Решив на нее полюбоваться перед тем, как получить очередной допрос от Юлии, встал на окраине двора и задрал голову вверх. Луна как раз зависла над крышей соседнего дома, но что-то ее загораживало. Никогда не жаловался на зрение и в момент определил, что помехой была женщина. Ее белоснежные волосы развевались на ветру, а до края крыши оставался всего лишь шаг…
Выругнувшись сквозь зубы, рванул что было сил на крышу. Только бы успеть…
Работая в МЧС уже пять лет, я не мог пройти мимо тех, кому требовалась помощь. Вот и сейчас прыгал по лестницам, стараясь поспеть, ведь лифт был отключен или обесточен из-за грозы. Выход на крышу был не заперт, и я как можно тише выскользнул на воздух, боясь спугнуть застывшую у края женщину.
Шаг за шагом подходил к ней, заодно рассматривая очередную «нуждающуюся в спасении». Высокая, стройная, по мне так даже худая. Черная одежда наводила на мысль, что передо мной стоит готка, повернутая на смерти. Такую тяжело будет спасать. Вот только цвет ее волос… У готов, обычно, все черное, а здесь волосы белоснежны, я бы даже сказал, что они седые.
Пока продвигался, девушка или женщина (сзади не разглядишь) так и стояла, застыв как статуя. Но, когда осталось сделать три шага, чтоб можно было до нее дотянуться, услышал, как она издала стон и волосы ее взметнулись вверх. Что-то было странным в этом.
- Девушка, с вами все в порядке? – слова сами вырвались, забыв, что могу спугнуть ее.
Она обернулась, позволяя рассмотреть ее изрезанное бледное лицо и большие серые глаза в обрамлении таких же седых ресниц и бровей. Сложилось впечатление, что ее может сейчас подхватить ветер и унести как перышко по воздуху. Протянул ей руку практически на автомате.
- Скорее да, чем нет, - ответила она, довольно приятным голосом, оседая на крышу и скользя к краю.
Видя, что просто не успеваю схватить ее, и она вот-вот сорвется и на моих глазах упадет вниз, грязно выругался и воспользовался своей силой, останавливая время. Мне хватило секунд десять, чтоб подхватить ее необычайно легкое тельце и отойти подальше от края. Время вновь потекло по своему руслу.
На бледном лице девушки ярко вспыхнул нездоровый румянец.
- Блин! Придется ее в больницу везти! – проворчал, крепче прижимая к себе девушку и покидая крышу. – Юлька мне точно допрос с пристрастием устроит.
Спускаясь по лестнице, даже не устал ни грамма, что весьма удивило. Ведь пришлось нести ее впереди себя на руках, а это не очень-то и удобно. Честно говоря, не старался смотреть на нее, но взгляд сам невольно пробегал по лицу, рассматривая такие странные порезы и гадая, откуда они.
Оказавшись на улице, недолго думая, понес свою ношу к машине, а потом отвез в ближайшую больницу СМП, объяснив в подробностях, как встретил ее дежурному врачу. Хорошо, что на мне была форма, да и документы при себе. Иначе мне могли и не поверить.
Пообещав лечащему врачу завтра заскочить и проведать больную, умчался домой, получать от Юльки «под первое число». За это время она уже раз десять успела позвонить, и я столько нового о себе узнал… Хорошо, что не стал ей говорить об очередной спасенной, отговорившись походом с друзьями до спорт-бара.

Было раннее утро, когда возвращался из больницы. Люди уже спешили на работу и на дорогах образовались пробки. У меня было время подумать над ночным происшествием, когда впервые за много лет воспользовался силой, от которой решил отказаться. Никогда не думал, что этот день настанет…
Моя семья, если можно назвать большой клан семьей, весьма необычна. Сколько себя помню, меня всегда окружало множество красивых и дорогих вещей. Сначала игрушки, техника, сотовые телефоны. Позже мотоциклы, машины, яхты. И женщины. Они все время вились вокруг меня и всех мужчин нашей большой семьи. Виной тому было необычное наше обаяние или толщина кошельков – не ясно до конца. Ведь финансовый вопрос никогда не стоял перед родственниками.
Позже узнал, что кланов всего три и члены кланов занимали высокие посты в правительстве, имели очень доходный бизнес в различных сферах, высокооплачиваемые должности адвокатов и прочих чиновников. Как они умудрялись там очутиться, никогда не задумывался, просто принимал как должное. А тем более так и не смог понять, сколько же нас. Одни говорили, что меньше, чем нужно, а другие намекали, что и не прочь избавиться от пары другой сородичей. Но никто и никогда не называл точную или приблизительную численность.
У нас был огромный особняк в пригороде, в самом дорогом районе города. Там было всегда много гостей, родственников и разного люда, который прислуживал и поддерживал дом в порядке. У каждого клана был такой огромный дом, где умещались все члены или большая их часть.
Нас, четверых детей клана, воспитывали гувернантки, которые менялись практически каждую неделю, потом учителя, репетиторы. У нас было все, кроме внимания родителей. А ведь дети в клане – это редкость! Наделенные могущественной силой, мы имели очень низкую рождаемость. Ко всему прочему, часто дети рождались мертвыми.
А потом у меня проснулась сила… В тот день я впервые заставил время остановиться, спасая котенка, от несущейся на него машины «старшего брата». И после этого моя жизнь изменилась. Я начал замечать, что я не такой как мои родственники. Во мне не было черствости и жестокости.
Меня начали интересовать семейные дела, но только лишь потому, что я хотел узнать откуда у нас столько средств. Пытался говорить с людьми, что бывали в нашем доме и в обход родителей и родственников помочь им, ведь к нам кроме как за финансами, редко приходили посторонние. Когда отец узнал об этом, он был в ярости. Кричал, что пригрел на плече змею, но мать умела из всего находить выгоду. И когда моя «помощь», оказалась им на руку, решил уйти. Совсем.
Я был вроде как они и при этом ощущал себя чужим среди них. Хоть во мне были характерные черты Огненного клана, но они проявились не правильно, не так как у всех. Да даже Водные и Воздушные были намного жестче.
В тот день, когда собрал вещи и поставил всех в известность о своем решении, мать – Эллеонора Рениген сказала главе клана: «Пусть мальчик потешится. Он не сможет долго быть вдали от дома». Дом… Я не смогу называть тот огромный в три этажа особняк, в котором провел двадцать два года жизни, этим уютным маленьким словом.
Единственными условиями родных было взять кредитную карту с причитающимися мне средствами, что поначалу вызвало у меня протест, но с ними легче было согласиться, чем оспаривать их решение, и никогда не пользоваться силой, от которой я и сам желал отказаться. Как только это произойдет, я должен буду вернуться или они найдут меня сами. Так как это будет означать лишь одно – я «перебесился» и взялся за ум. Ведь такой дар как у меня – редкость. Он дается лишь раз в тысячу лет.
Квартира – это единственное, что позволил себе купить на деньги с той карты и то, постепенно возвращал потраченную сумму. Обставлял ее уже на честно заработанные средства. Родственники смотрели сквозь пальцы на то, кем и где работаю, постоянно следя за мной. И все ждали, когда же воспользуюсь силой. Но прошло уже пять лет, а я так и не изменил решения.
Теперь же я применил свой дар. Стоило ли оно того? Ведь это не останется незамеченным для них. Они придут за мной и скоро.
Последний перекресток на пути к дому. Мигнул и погас красный сигнал светофора, давая зеленый свет машинам. Пять минут и я уже на стоянке у подъезда. Десять минут и вот уже дверь родной квартиры. Там тишина. Меня никто не встречает и не удивительно. Уже восьмой час. Юлька, не дожидаясь, убежала на работу, оставив день на передышку и подготовку к вечернему скандалу. Нужно будет ужин ей устроить романтический, что ли? Чтоб не сильно ругалась. Не знаю, почему до сих пор терплю ее придирки и скандалы, ведь никаких чувств к ней не испытываю, разве что любуюсь красотой ее тела, но у меня может быть таких как она тысячи.
Уставший, не раздеваясь, завалился на кровать. Вечером снова на смену заступать, да еще и в больницу обещался наведаться…

Телефонный звонок вырвал из состояния сна. Нужно сказать, вовремя вырвал. Я не услышал будильника и проспал бы на работу. Номер звонившего оказался не знаком.
- Слушаю, - серьезно произнес в трубку.
- Дмитрий Геннадьевич? Вас беспокоит главный врач больницы СМП Керышев Степан Анатольевич. Вы нам вчера привезли пациентку без документов, - раздалось из трубки. Сразу же вчерашняя ночь всплыла в памяти, возвращая к тем событиям и необычной спасенной.
- Да, да. Что-то с ней не так?
- Я думаю, что нам лучше поговорить при встрече. Не могли бы вы подъехать?
- Так все плохо?
- Не совсем. Так вы сможете приехать? Боюсь, что по телефону будет слишком долго объяснять. Лучше вам увидеть, может, вы чем-то сможете помочь?
Заинтригованный скрытностью врача, я пообещал заехать через пол часика. Пришлось позвонить на работу и предупредить об опоздании, но при этом, не объясняя причин.
Быстро приведя себя в порядок и перекусив сделанными на скорую руку бутербродами с чаем, поспешил в больницу.

- Дмитрий Геннадьевич? – спросила молодая медсестра, встречавшая меня у служебного входа, где и договорились встретиться с Керышевым.
- Да, а где?
- Он просил проводить вас сразу в палату интенсивной терапии, - оборвала на пол слове девушка и, резко развернувшись, чуть ли не бегом понеслась внутрь здания.
Я пытался поспеть за юркой медсестрой, но временами наталкивался на проходящих мимо больных или медперсонал, не успевая извиниться, чтоб не потерять ее из виду. Наконец, гонка закончилась на третьем этаже, и девушка застыла напротив дверей в палату.
- Степан Анатольевич, он здесь, - сообщила в приоткрытую дверь и жестом пригласила меня внутрь, при этом вручив халат, что все это время несла в руках.
- Дмитрий Геннадьевич, как хорошо, что вы все-таки смогли прийти. Боюсь, что без вашей помощи нам не разобраться в этом странном инциденте, - не успел войти и осмотреться, как главврач уже полностью завладел моим вниманием. Высокий, широкоплечий, он больше походил на мясника, нежели на врача. Только добрый взгляд из-под кустистых темных бровей не вязался с придуманным мной обликом. Видно было, что этот человек уже давно занимается врачебной практикой и радеет за каждого пациента. Взволнован, небольшие круглые очки на краю носа, а карие глаза внимательно разглядывают меня. Руки в карманах белоснежного халата с прикрепленным бейджиком, где прочитал все данные врача.
- Что с ней? – разглядев за широкой спиной мужчины белоснежные волосы, уже был на сто процентов уверен, что там лежит вчерашняя незнакомка.
- Очень тяжелое состояние. У девушки оказалось общее переохлаждение, физическое истощение и к тому же она в коме, - отойдя на шаг от меня, врач открыл обзор на девушку, которая сейчас лежала с прицепленными датчиками и под капельницей. Аппарат, следивший за жизнедеятельностью, издавал писк и моргал.
- Как в коме? Я же вчера с ней разговаривал, перед тем, как она потеряла сознание.
- Похоже, что это было последнее, что она сказала…
- Она умирает? – хоть девушка и выглядела не цветуще, но я не чувствовал, что скоро к ней явится смерть. В этом я не сомневался.
- Нет, что вы. Но нас беспокоит не это, - Керышев осторожно перевернул девушку спиной к нам и приоткрыл ее спину в районе лопаток.
- Что это? – вырвалось, раньше, чем врач успел поинтересоваться моим мнением. На спине у девушки были свеже зарубцевавшиеся, но еще кое-где кровоточащие, глубокие порезы.
- Честно говоря, мы надеялись, что вы сможете нам приоткрыть эту тайну. Нам целый день пришлось останавливать кровь. Как она от потери еще не умерла, ума не приложу.
- Заверяю вас, что вчера ничего подобного не было. Иначе, я бы сам был в крови. Врач из приемного покоя может это подтвердить.
- Хорошо, голубчик. Я верю вам. А как на счет документов?
- Я же рассказывал, что нашел ее на крыше. Она вроде собиралась сделать последний шаг к краю, но передумала. Все, что было при ней, я и привез. Может, стоит в полицию обратиться? Пусть ее родственников поищут.
- Мы уже обратились сегодня. И вас попросили завтра явиться в отделение.
Ну, вот! И дня теперь не будет спокойного. А все из-за этой белесой. Рассерженный, вновь кинул взгляд на девушку, но тут же злость испарилась, уступая место чему-то совсем уж мне не свойственному, от чего в душе что-то заворочалось, и я поспешил отвести взгляд.
- Хорошо. В какое отделение и к какому следователю нужно подойти?
Получив все сведения, решил перед уходом подойти поближе к спасенной. Не знаю, но чем-то она притягивала меня. Врач ничего не имел против и даже покинул палату, оставив медсестру следить за монитором.
Ее дыхание было еле заметно по едва приподнимающейся груди. Лицо белоснежно и еще больше осунувшееся, чем вчера. Еще немного и она начала бы сливаться по цвету с белым бельем на ее кровати. Или стенами в палате.
Захотелось что-то сделать для нее приятное. Незаметно осторожно взял хрупкую, практически обескровленную, руку и легонько сжал пальчики. Так обычно подбадривают люди друг друга. Может, и ей это поможет. На мониторе сразу же быстро забегали огоньки, аппарат запищал громче, а девушка начала конвульсивно дергаться и метаться по кровати.
- Немедленно выйдите из палаты, - закричала медсестра, нажимая кнопку вызова медперсонала. Сразу же в помещении стало тесно от набежавшего народа. Меня оттеснили к стене.
- Вы еще здесь?!? – все та же медсестра начала выгонять меня прочь.
Пять минут приходил в себя в коридоре, а потом отправился на работу, рассудив, что врачам видней и они ей помогут, а мне здесь и в самом деле делать не чего. Ко всему прочему, меня пугала эта девушка. Что-то было в ней такое, от чего хотелось либо свернуться у ее ног котенком, либо бежать без оглядки куда подальше.
Скорее бы кончилась эта история. Все больше и больше кажется, что зря я спасал девицу. От нее одни проблемы только.

Следующая неделя выдалась просто переполненной эмоциями, встречами и выяснениями отношений. Первая в очереди на мою нервную систему, разумеется, была Юлия. Мне даже не помог романтический ужин, так как она и слова не дала сказать, набросившись с упреками и претензиями сразу с порога. Пришлось затыкать ей рот единственно верным способом – поцелуем, а уж потом было и вовсе не до ужина. Впрочем, он все же состоялся, но о романтике там речи не шло.
Вторым в очереди был следователь районного отделения полиции. Бюрократ несчастный! Столько бланков я в жизни не заполнял! Даже, когда загранпаспорт оформлял. Мало того, что ему все в подробностях рассказал о той злополучной ночи, так еще и пришлось писать. При этом, следователь смотрел на меня, как на подозреваемого номер один в этом деле. Решил, небось, что я девчонку порезал, а потом в больницу привез. Во всяком случае, с меня еще и расписку о невыезде стребовали. Целый день из-за этого бюрократа коту под хвост ушел! Даже на работу не ходил.
Ну, а третьими оказались мои родственнички. Как же я их ненавижу!!!
Мать объявилась на пороге моей «убогой» квартиры ровно в восемь часов вечера. Как и всегда, она выглядела безупречно. У Юльки челюсть отпала, как только она увидела стильную, с меня ростом на каблуках женщину с брезгливым видом осматривающую ее.
- Как я и ожидала, здесь нет ничего интересного, - с порога заявила Эллеонора и прошествовала на своих неизменных шпильках прямиком в комнату по линолеуму, оставляя в нем отверстия от острых каблуков.
- Это что еще такое? Ты любовницу себе завел? – зашипела Юлька, как только мать скрылась в зале. Но, зная острый слух родительницы, уверен, что она все слышала. Не стоит при ней шептаться.
Ничего не ответив подруге, просто потащил ее за собой в комнату. Эл уже устроилась на диване, единственной достойной ее вещи в квартире. Ее рыжие волосы разметались по черной коже, создавая потрясающий эффект живого огня, а ярко-красные ногти с наслаждением царапали поверхность. Да и закрытые глаза матери показывали, что она получает не малое удовольствие от встречи. С диваном.
- Эллеонора, позвольте вам представить мою подругу. Юлия Вехрова. Фотомодель, - мать не открыла и глаза.
- Юля, это моя мать – Эллеонора Рениген, - Эл удостоила взглядом Юлю, но лишь мимолетным и сразу переключилась на меня.
- А ты вырос, возмужал, - протянула руку мне мать, но я не стал ее брать. – Девочка, свари-ка мне кофе, натурального, бразильского. А нам с Дмитрием поговорить нужно. Если нет бразильского, то хоть чай черный завари. Надеюсь, что на это твоих мозгов хватит?
Юлька была шокирована. Впервые за всю ее жизнь с ней так обращались. Но, нужно отдать ей должное, перечить и возмущаться она не стала.
- Пора домой, Дмитрий, - как только на кухне загремела посуда, начала разговор Эл.
- Мой дом здесь!
- У нас с тобой был уговор. И он закончился. Тебе неделя, чтоб завершить все свои мирские дела и вернуться! И не думай, что сможешь улизнуть. Ты будешь теперь под наблюдением, - а то раньше это было не так.
Эл, не дожидаясь ответа, встала и отправилась на выход. Не прощаясь ни с кем, она покинула квартиру, с силой захлопнув дверь.
- Можешь свою Юльку привести. Она нам подходит, - донеслось из подъезда, в то время как Юлька вышла в коридор, посмотреть что случилось.
- Как это подходит? И она кофе не будет? – не понимая, что происходит, Юлька стояла и просто хлопала накрашенными синей тушью ресницами.
- Кофе она не будет, - ответил и пошел на кухню выпить чего покрепче. Нужно все хорошенько обдумать.
- Дим, а что значит, подходит? – в след кинула подруга, но я уже в мыслях был далеко от нее. Да и от этого континента. Жаль, что нельзя таким методом уйти от клана.
После прихода матери за мной установили слежку. При чем, если раньше они скрывались, то сейчас они действовали в открытую. Уж не говорю о том, что каждый вечер ровно в восемь являлся кто-то из клана. Не знаю зачем, но человек просто проходил в квартиру, осматривал все помещения и, не говоря ни слова, уходил. Скорее всего, проверяли, не собираюсь ли я сбежать.
Юльку это все нервировало поначалу, но когда признался ей, насколько богаты мои родственники, она уже к восьми ставила варить кофе, ожидая очередного посетителя. На все ее расспросы ей отвечал лишь «потом». Чем меньше она будет о нас знать, тем лучше для нее. Может, она еще успеет уйти, не попадая в дом нашего клана?
Ко всему прочему еще увольнение, продажа машины, оплата всех кредитов тоже спокойствия не добавляла. Хоть квартиру разрешили оставить и то ладно.
Звонок из больницы в конце недели был совсем уж неожиданным. Я так надеялся, что история эта наконец-то закончилась и меня оставят в покое, но видно не судьба.
- Дмитрий Геннадьевич, вас снова беспокоит Керышев Степан Анатольевич, - раздалось в трубке, а я пытался припомнить кто же это.
- Слушаю.
- Я по поводу больной, что вы привезли, - все. Теперь точно моему спокойствию конец! Только его не хватало! Память сразу выдала кто это и откуда и про какую больную.
- Что-то срочное? Я сейчас как бы… слегка занят, - ну да. Раннее утро (хотя у многих уже и не раннее, это я сплю еще в девять утра), на плече мирно посапывает Юлька.
- Вы говорили, что девушка разговаривала. Но она вот уже неделю как очнулась и не издала ни одного звука. Мы предполагаем, что она не хочет говорить с нами, потому, что никого не знает. Может, вам удастся поговорить с ней? Поймите, это очень важно как для нее, так и для нас. Я уже не говорю, что ведет она себя странно, - в трубке раздались покашливания и треск. – Так сможете приехать?
Честно говоря, мне не хотелось. Ужасно не хотелось, но оставлять незаконченное дело не в моих правилах.
- Хорошо. Через час буду, - не дожидаясь ответа, оборвал связь.

Собраться и доехать до больницы, было не сложно. Сложным оказалось вылезти из кровати и при этом не потревожить Юльку с ее расспросами. Ничего, справился. Сейчас она обнимает плюшевого тигра с мой рост и улыбается во сне.
Как и в прошлый визит, у служебного входа встречала все та же медсестра с белым халатом в руках.
Не теряя времени, мы поднялись на второй этаж. Похоже, спасенную перевели в другую палату. Хотя, раз она очнулась, то что ей в интенсивке делать?
- Дмитрий Геннадьевич! Несказанно рад вас снова видеть, - возле палаты встретил сам главврач и пожал руку.
- Давайте к делу. У меня не так много времени, - оборвал приветственную речь мужчины.
- Конечно, конечно. По поводу молчаливости я вам уже говорил. Сейчас про поведение скажу, и сможем к ней войти. Девушка ну очень странная, - Керышев подвел меня к подоконнику напротив палаты. – Во-первых – походка и осанка. Такое впечатление, что у нее железный прут вместо позвоночника. Не помню, чтоб у кого-то было такое. Во-вторых, она постоянно сбегает в палату к тяжелобольным и сидит там часами. Мы уж и ловили ее и следили, но она умудряется раз за разом вновь там оказаться.
- И что она там делает? - заинтригованно спросил. Уж действительно, странное поведение.
- В том то и дело – ничего. Сядет на стул почти в центре и сидит. Ничего не говорит, ни на кого не смотрит. И все это с идеально ровной спиной.
- А как больные на это реагируют?
- Да никак. Говорят, что после нее им легче становится. Но это же нонсенс! Они ей прозвище придумали – Королевна. За осанку и манеры, - улыбнулся Керышев.
- Что еще?
- Да, собственно говоря, это все. Вы уж, чем сможете, помогите.
Керышев проводил до дверей палаты и распахнул их, открывая вид на стоящую с идеальной осанкой девушкой возле окна. Она медленно обернулась. В ее широко открытых серых глазах было полно удивления.
- Ну, здравствуй, Королевна, - усмехнулся, входя в залитую солнечным светом и выкрашенную в белый цвет палату.

@темы: Настасья, Настя, Настенька