Клер Эклер
Пишется в соавторстве с Черчень Алксандрой СИ

Аннотация

Вино в больших количествах пить вредно.
Эта прописная истина была полностью доказана, когда я с утра проснулась с одним мужчиной в своей постели, тогда как сама собиралась замуж за другого.
Истина в вине.
И это тоже верно. Не напившись вина в таком количестве, я не смогла бы себе признаться, что люблю этого, а не «другого».
Но не собиралась я ничего менять в своей жизни, тогда как «синеглазая любовь» моя решила все за меня...


Утро началось весьма и весьма нерадостно. С похмелья. Голова нещадно раскалывалась, мысли путались, а картинка никак не хотела становиться четкой.
Я девушка непьющая, но вчера заходила подруга и мы немного «засиделись». Сначала справляли встречу, а потом были поминки по моей свободной жизни. Через два месяца свадьба.
Села на кровати и схватилась за больную головушку. Не сильно помогло, но хоть четкости добавилось. А пить-то как хочется… Что же мы вчера делали?
От моих телодвижений простыня соскользнула с плеч и я, мигом проснувшись, квадратными глазами уставилась на грудь. Нет, белье на мне было, правда, видела его впервые в жизни, и оставалось только удивляться, как я вообще могла в подобное обрядиться. И главное, когда? Такого в моем гардеробе отродясь не водилось! Я была в невесомой, короткой, черной, кружевной сорочке, которая больше подчеркивала, чем скрывала. И без нижнего белья. Совсем.
Рядом кто-то недовольно заворчал и, сильной рукой ухватив меня за талию, опрокинул обратно на постель. Причем, еще и притянул так, что теперь я упиралась носом в грудь лежащего на боку мужчины. На секундочку замерев, пыталась заставить размягченные алкоголем мозги соображать. Также этому процессу весьма мешало незнакомое и полуобнаженное тело перед взором и будоражащий горьковатый аромат миндаля с еле заметной ноткой корицы. Мой жених был еще в отлучке по делам его ведомства, да и запах говорил, что это явно не он. Поднимать глаза выше на лицо соседа по кровати желания не было никакого. Так что я просто лежала мышкой и пыталась наскрести в себе мужества взглянуть своей «правде» в глаза. А в голове нарастала паника и требовался срочно ответ на вопрос: «Ччччто вчера былоооо?!?». Находясь в состоянии близком к истерике, прикусила губу, чтоб как-то прийти в себя. Боль немного отрезвила, но долго так продолжаться не могло.
- Доброе утро Мирра, - руки мужчины пришли в движение и одна ладонь соскользнула с талии на животик и нежно его погладила, вторая легко пробежалась по изгибу спины и запуталась в моих волосах. У меня перехватило дыхание и по телу прошла легкая дрожь.
Я рванулась из чужих рук и за долю секунды оказалась на другом краю довольно большой кровати. Но стоило рассмотреть сидящего напротив меня и довольно жмурящегося синеглазого мужчину, как я отшатнулась и, окончательно запутавшись в простыне, свалилась на пол.
Быстренько встав на коленки с намерением отползти отсюда подальше и с максимальной скоростью, опять запуталась и растянулась на животе. На пол, рядом со мной, упала золотисто-рыжая косичка и, скосив глаза на золотоволосого музыканта, я от избытка чувств стукнулось лбом об пол и простонала:
- Ну, за что мне это… Вот почему именно ты?! А Мидьяр?! Как ты вообще тут оказался?
- Может, потому, что ты меня сюда и притащила? Притом, надо признать, была весьма и весьма настойчива, - волшебник задумчиво потер кончик носа и выдал, - такой Смотрительнице Императорской Библиотеки я просто не посмел отказать!
У Смотрительницы медленно проходила растерянность, заменяясь привычным желанием съездить по морде одному шуту. Прищурив глаза, попыталась встать, но, как только поднялась на четвереньки, Ярр легонько толкнул меня в бок и мое, слабое с утра, тельце послушно свалилось на спинку. Возмущенно фыркнула, но тут он плавно стек с постели на пол рядом и, склонившись к уху, мурлыкнул:
- Ну, что ты так разнервничалась? Не волнуйся, я приличный мужчина.
В душе поднялась робкая надежда.
- Это значит, что ничего не было?
- Это значит, что теперь я просто обязан на тебе жениться! – ласково произнес этот самоубийца.
- Что? – вскрикнула я. – Ты последнего ума лишился? Я по голове тебя вчера ударить умудрилась? Какая женитьба?!
- Наша, - невозмутимо ответил бард, заправляя мне за ухо прядку волос. Если учитывать общий шухер на голове, то занятие бесполезное. Но, судя по довольному взгляду, как у дорвавшегося до сметаны кота, приносящее мужчине странное удовлетворение.
Я брыкнулась, пытаясь выбраться из-под навалившегося на меня волшебника. Кроме абсурдности его слов, очень беспокоили моя элегантная раздетость и вопрос одежды Мидьяра. Потому, что ноги у него точно были без штанов. Ручаться могла только за наличие простыни. Но она… мда, спокойствия не добавляет. Насмешливо вздернув темно-золотую бровь, мужчина посмотрел на меня.
- Нет, ты точно больной!
- С тобой заболеешь, - согласно качнул головой он. – Уже почти два года за тобой следом хожу. И все не угодишь. Если не появляюсь долго, ты меня едва ли не со скалкой встречаешь. Стоит в любви признаться, как получаю пощечину и «Не смей мне такое петь», - передразнил музыкант. – Вот и решил, что достаточно времени тебе давал на «подумать». Поздно, милая!
Промолчав на высказанную тираду Ярра, я все же умудрилась встать и с «грацией императрицы» двинулась по направлению к ванной. Нужно вспомнить, что было вчера. Ведь того, что этот болтун сейчас наговорил, просто не может быть!
Вода немного освежила в голову, приводя мысли в порядок. Расплывчатые воспоминания вечера медленно начали обретать четкость и я со стоном включила ледяную воду, чтоб окончательно взбодриться.
- Как? Ну, как она могла меня подбить на это, а? – удар кулаком о стену облегчения не принес. – А еще подруга!
Объяснение всему оказалось до банальности простым.
Если начинать с самого начала, то картина примерно такая.
Вечером, как только вернулась с работы, меня навестила подруга. Лорена всегда была готова на любую авантюру и сегодня явно хотела втянуть туда еще и меня. Подружка вручила бутылочку прекрасного вина и небольшую коробочку в белой подарочной упаковке, перетянутую голубой лентой. При этом хитро подмигнув и сообщив, что это все к свадьбе.
Так... Пили дома. Сначала за здравие, потом за упокой. Вернее, за мою грядущую семейную жизнь. Заодно и отметили встречу. Как-никак Лорена в последнее время была далеко отсюда и только сейчас вернулась. Затем, подругу вновь потянуло на поиски приключений, а я должна была выступать в качестве «тормоза». «Ты можешь трезво мыслить в любой ситуации», - выдала она, затаскивая меня в первый кабак. Но там, через минут десять и двух рюмок, Лорена заявила, что ей скучно и не хватает музыки.
На улице уже зажглись фонари и все приличные барышни давно уже были в своих постелях, но только не мы.
Мы были еще не пьяные, но уже веселые, когда вошли в таверну, где обитала основная бардовская компания столицы. Благодаря одной знакомой и некому синеглазому поганцу, я теперь была там если не своей, то меня там довольно неплохо знали. Настолько неплохо, что впустили в том состоянии, в котором мы были. Я ведь у нас спокойная, адекватная и неконфликтная, да.
Заказав пирожные и эля, устроились за одним из столиков. Перед публикой пел весьма талантливый бард, но вот грустная песня о любви сейчас сыграла злую шутку. Вспомнила о Мидьяре и предстоящем замужестве во благо семьи. На глаза навернулись слезы и захотелось окончательно напиться.
Вино, эль, снова вино… Всегда знала, что пить вредно. Расплакалась в «жилетку» подруги о несчастной любви и злополучном браке. Некстати вспомнилась последняя встреча с моей самой сильной головной болью в течение последних двух лет.
- Вот ты представь, - немного сумбурно пыталась втолковать подруге всю сложность моих «отношений» с одним из самых лучших бардов столицы и магом Иллюзий из переселенческого Департамента. – Он поет и тааак на меня смотрит. У меня сердце рвется и слезы наворачиваются. А я ему пощечину! Но он никогда не предлагал ничего, только соблазнить пытался, всегда несерьезный, девушек менял как… Музыкант блин, - всхлипнула я и, схватив бокальчик, отпила.
- А может и стоит соблазниться? – заплетающимся языком подруга начала объяснять мне жизненный принцип. – Ты же еще не замужем! Так урви хоть одну ночку с тем, кто тебе на самом деле нравится!
В голове мысли кружились со скоростью ослика, нагруженного поклажей и взбирающегося в гору. Ночку? С Мидьяром? Перед глазами встало лицо с шальной улыбкой, копной косичек цвета красного золота и синими глазами. Как бы я ни пыталась уверить себя, что он мне безразличен, да и я ему как трофей нужна, но эти глаза опровергали все доводы разума. И сейчас я смогла признаться себе, что если и проводить с кем-то ночку, то именно с ним.
В мысли ворвался до боли знакомый голос, а повернув голову к сцене, увидела и предмет моих раздумий. Как всегда, мужчина выглядел великолепно и сегодня даже без всяких экстремальных вывертов вроде одежды дикой расцветки и покроя. Более того, одет он был скорее строго. С работы, что ли? Судя по официальности наряда, как минимум с какой-то важной встречи. Ему идет синее… Как раз под цвет глаз. И золотистые косички на таком фоне просто шикарно смотрятся. Почувствовав тычок в бок, я перевела слегка затуманенный взгляд на подругу.
- Это он? – получив согласный кивок, Лорена округлила глаза и возмущенным шепотом продолжила. – И ты еще думаешь? Такой интересный парень!
- Ага, - вяло ответила я. – Интересный. И бабник, каких свет не видывал. Музыкант, маг, красивый, уверенный.
- Тем более! – воскликнула подружка. К нам начали оборачиваться, я на нее шикнула и девушка снова понизила голос. - Он соблазнится и забудет. Никаких обязательств! А у тебя останется память на всю замужнюю жизнь.
Я задумалась. Бросила взгляд на устраивающегося на высоком стуле Мидьяра, на широкие плечи, обтянутые синим бархатом камзола, золотые косички, скользящие по ткани, длинные стройные ноги. По телу прокалилась легкая дрожь, стоило представить, что смогу запустить пальцы в эти волосы, прикоснуться к сильным плечам, широкой груди.
Была, не была! Если сейчас этого не сделаю, то не сделаю уже никогда. Под удивленным взглядом подруги, «прямой» походкой направилась к мужчине, что сейчас занимал все мои мысли.
Когда бард увидел меня, у него удивленно расширились глаза. Судя по всему, встретить меня сегодня тут он явно не ожидал. Но Ярр отвел взгляд и поудобнее перехватил инструмент. По залу полетел негромкий перебор струн, освещение стало приглушенным, а мужчина опустил голову и запел.

Я умею смотреть на тебя бесконечно -
Как на древнюю медь и бегущую воду.
Я вдыхаю твой запах, когда больше нечем
Дышать. И уже ненавижу свободу.

Я могу каменеть, останавливать вечность,
Приникая губами к ознобу мурашек.
Я могу обгонять своё время по встречной,
Чтоб увидеть тебя хоть минутою раньше.

Вскинув голову, золотоволосый бард нашел меня глазами, поймал мой взгляд в плен своих синих озер и продолжил. Голос постепенно набирал силу, заставляя струны души трепетать созвучно с гитарой, синие глаза не отпускали из своего плена, я могла сколько угодно убегать и плакать потом. Но когда он пел и смотрел на меня, я не помнила ни о женихе, ни о долге перед семьей, ни о том, сколько женщин было у этого мужчины и что я всего лишь очередная непокорная кукла. Бархат голоса ласкал меня, окутывая, нашептывая, заставляя вспыхивать ответным огнем.

Я не помню других. Я уже не играю
В эти полутона отражённого света.
Я почти научился любить, не сгорая,
Но ещё не умею любить безответно.

Голос набирал силу, врывался в душу, выворачивал наизнанку заставляя прочувствовать все то, что хотел сказать музыкант. Кожа покрывалась мурашками, и тело начинала бить легкая дрожь. Таких бардов больше не было. Тех, кто с головой окунают в свои эмоции, заставляют пройти по всем граням, достают из самых тайных, самых дальних закоулков души то, что мы прячем даже от себя.

Я смотрю на тебя, я цепляюсь по-птичьи
За последнее солнце, согретое взглядом.
Я могу описать твою жизнь постранично -
С того места, где мы появляемся рядом.

Александр Щербина «Я умею смотреть на тебя бесконечно»

Всегда я пыталась вырваться из его плена, но сегодня… Сегодня…
Как и всегда, он смотрел на меня, как и всегда, он пел о любви, как и всегда, эта песня предназначалась мне. Но на этот раз я медленно подошла и остановилась напротив, давая возможность закончить мелодию. Когда я начала подходить, его брови поползли вверх. Увидев на моем лице улыбку, его голос чуть не сорвался, но он сдержался и выровнял его. Когда я остановилась напротив, сфальшивил дважды.
Песня закончилась. Мидьяр спустился со сцены. Я решительно подошла к нему, занесла руку, при этом он немного отшатнулся, ожидая очередную пощечину с моей стороны, но я всего лишь прижала руку к его затылку и прильнула губами к его губам. Глаза цвета полночного неба расширились до невозможности, а потом уже он прижимал меня к себе, жадно целуя.
Как я ни гнала все эти годы мысли о нем, иногда эти подлые товарищи пробирались в голову и подсознание выдавало разные шуточки в виде снов с довольно хм… личным содержанием, после которых мне не хотелось попадаться на глаза волшебнику как минимум пару недель.
Но реальность оказалась поразительнее всяких грез. Я провалилась в сладкий дурман, и через него с трудом пробивался восторженный свист посетителей таверны, свет ламп и посторонний шум. Сейчас меня волновали только твердые, настойчивые губы, сильные руки, прижимающие к худощавому телу музыканта. Худощавое? Мускулы-то ощущаются. Пробежавшись руками по плечам и груди Ярра, я запуталась пальцами в его волосах. Ласково гладила затылок и шею, перебирала пальчиками прохладные косички.
А вот дальше ничего не помню! Неужели Ярр не соврал?

@темы: Мидьяр: семь оттенков осени