Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
12:31 

Мидьяр: семь оттенков осени. Часть 6 + 6-ой кусик

Клер Эклер
Пишется в соавторстве с Александрой Черчень СИ

Следующее утро меня ничем не удивило, не огорчило и не порадовало. Проще говоря, все было как-то… неправильно. Зная Ярра, затишье пугало не на шутку.
В назначенный час затрезвонил будильник. Не открывая глаз, нашла его рукой и со стоном запустила в стену. Как я могла забыть его отключить? Ведь сегодня выходной! Хорошо, что эта модель была неубиваемой, иначе давно от него остались бы лишь шестеренки и пружинки.
Чудо магии и техники разочарованно звякнуло в последний раз и затихло. Я же, памятуя о пробуждениях в последние дни, все же решилась открыть сначала один глаз. Вдруг Ярр где-то поблизости? Или комнату заполонил на этот раз шоколадом? В комплект к цветам.
На второй половине кровати никого не наблюдалось. Даже следов присутствия не было. Ни красно-золотых волос, ни смятой подушки, ни очередного конверта с запиской, что уже само по себе невероятно!
Осмотр комнаты тоже ничего не дал. Нового не добавилось и имеющееся не исчезло. Значит, можно вставать.
Сладко потянулась, встала и открыла окно, впуская солнечные лучи и свежий воздух. Небо оказалось таким же чистым, как и накануне вечером. Так что денек обещался быть без дождя. Самое то, чтоб заняться работой по дому и стиркой, которые откладывала уже недели две. Лишь бы никто не помешал.
После освежающего душа, и сладкого завтрака – не будем портить настроение воспоминанием того, из-за кого он был сладким и то, что хотелось этого кого-то придушить – я принялась за нелегкое дело – уборку. Но на этот раз, она была в радость. Даже напевала себе что-то под нос. Чего за собой не помнила со времен ученичества.
О тех проблемах, что свалились в последнее время, старалась не думать. Я об этом вспомню потом. Вечером.
Чистота в доме наводилась довольно быстро, и к обеду все сияло, блестело, и вокруг пахло свежестью. Замечательно! Завела за ухо выпавшую прядку волос и вздохнула полной грудью. Осталось еще белье постирать и продуктов закупить. И если с первым было все просто, то весьма волновало то, куда же разместить будущие покупки. Торты за ночь не испарились и все так и занимали холодильный шкаф. Ладно. Подумаю об этом потом. А пока надо разобрать белье по цвету и запустить стирку.
Спустя минут двадцать, почувствовала легкий голод. Но торт, увы, не хотелось. Было решено все же идти за продовольствием, а по пути заскочить в кафе и нормально поесть. За это время белье как раз выстирается.
Улица встретила меня шумом и птичьим пеньем. В погожий выходной денек многим не сиделось дома, и частенько попадались прогуливающиеся парочки. Раньше и я так гуляла с Алом... Стало немного тоскливо. Все же у нас были замечательные отношения. Он понимал меня… А этот! Нет, я не буду сейчас о них думать. Потом. Вечером.
Чтоб не совсем закиснуть, а тем более, не вспоминать одного рыжего и синеглазого, а то вдруг появится пред очи и испортит такой чудесный денек, завернула в первое попавшееся кафе.
Сытный обед приподнял настроение и вот я уже вновь на улице и не отвлекаюсь на парочки и пенье птиц, а иду к своей цели.
Через три часа с полными пакетами продуктов, я счастливая вошла в свой дом, чтоб застыть на месте. Со второго этажа по лестнице сбежал растрепанный, взъерошенный Мидьяр. А я так надеялась, что он сегодня не появится!
- Милая, ты за продуктами ходила! – радостно воскликнул мужчина, целуя меня в щеку. – Какая ты умница! А то я уж голову ломал, чем ее кормить. От тортов она отказалась.
Я ошарашено наблюдала, как Ярр быстро перетаскивает купленное мной на кухню и распотрошает пакеты. Он в последнее время всегда внезапен. Но сейчас... И кого он сказал ему кормить надо?
- Мидьяр! – взяла себя в руки, отобрала у мужчины тушку курицы, заставив обратить на меня внимание. – Объяснись, будь любезен! Что ты делаешь в моем доме? Как ты сюда попадаешь в обход защиты? И кого ты собрался кормить?
Ярр посмотрел на меня, мотнул головой, от чего косички змейками заскользили по синей рубашке, широко улыбнулся и... отобрал курицу. Пока я отходила от такой наглости, мужчина выскочил из кухни и бегом поднялся по лестнице на второй этаж, откуда сразу донеслось капризным женским голосом: «Я уж подумала, что ты меня голодом морить вздумал».
Волна гнева начала подниматься и вскоре казалось, что я начну кипеть. Как он посмел привести в мою спальню женщину?!
Пытаясь держать себя в руках, медленно поднялась наверх, открыла дверь в комнату, уставилась на кровать и... застыла в недоумении. Там никого не было. Даже покрывало было не тронуто! Такое же ровное и аккуратное, будто кровать только заправили. Но ведь...
Неожиданно донесся всплеск из ванной. Ах, вы уже туда перебрались! Чуть ли не рыча, распахнула дверь и застыла на пороге. В ванной расположилась настоящая русалка. Кукольное личико с идеальными пропорциями лица. Пухлые алые губки, большие ярко-зеленые глаза, опушенные золотом ресниц. Русалочка, приняв наиболее выгодную позу для привлечения мужчины, сидела в моей ванной. Часть ее длинных, вьющихся золотых волос сверкающим водопадом свисала через бортик ванной, а остальные прикрывали нагой торс красавицы. И ведь там и в самом деле было что прикрыть!
Человеческое туловище девушки плавно переходило в рыбий хвост с крупной, зеркальной чешуей, которая на свету переливалась разными цветами. Венчал хвост огромный прозрачный плавник, которым русалка помахивала, точно веером.
Полудевушка-полурыба... В нашем мире таких не водилось. И никогда не думала, что увижу русалку. А тем более в своей ванной. Девицу, которую Мидьяр сейчас кормил моей курицей!!!
Эта мысль заставила очнуться от созерцания.
- Ярр! Что здесь происходит? – медленно, чеканя каждое слово, произнесла.
- Милый, а это кто? – хлопая глазками, задала вопрос русалка.
- Девочки, только не ругайтесь. Я все объясню, - спокойно ответил мужчина, скармливая последний кусок курицы.
Если мне в течение пяти минут ничего не объяснят, то одной представительницей другого мира и одним начальником в Изначальной Империи станет меньше. Внутри все кипело. Удивительно, что снаружи я выглядела спокойной.
Будто почувствовав мой настрой, Мидьяр встал, подошел ко мне и, обняв, произнес:
- А рыбки ты не догадалась купить? Курица, конечно, тоже подходит, но Аурелия предпочитает все же рыбу. Желательно красную.
- Мидьяр! – терпение кончилось. – Объяснись! И сейчас же!
Этот интриган вытолкнул меня из ванной комнаты, прикрыл дверь и шепотом на ухо произнес:
- Ревнуешь?
Захотелось прибить его на месте и тем, что под руку попадет. Но я в очередной раз подивилась своей выдержке! Единственное, что сделала, схватила этого несносного типа за одну из косичек и стала наматывать ее на руку.
- Я все понял, - осторожно вызволяя из моей хватки свою огненную змейку, серьезно произнес Ярр. – Мирра, это не то, что ты подумала. Она всего лишь попаданка. Согласен, весьма экзотическая личность, но ведь это не повод для ревности, тем более, что...
Договорить Мидьяр не успел, так как из ванной донесся крик русалки:
- Яррушка, ты мне обещал кое-что! Я жду! – и это было произнесено настолько томным голоском, что у меня появились нездоровые подозрения, о том, чего там она ждет и что обещал ей искусник.
Яррушшшка?! Да это уже ни в какие рамки!
Руки сжались в кулаки, и я с трудом сдерживала желание устроить громкий скандал. Но нельзя! Меня может возмущать то, что он притащил сюда эту «рыбку», но то, как она к нему обращается не должно!
- Милая, ты все не правильно поняла. Это же всего лишь... – оправдание тоже не вышло.
Вновь раздался голос русалки:
- Я сейчас начну петь! – ультимативно прозвучало из ванной комнаты.
- Аурелия, я настоятельно не рекомендую знакомить Мирру, с твоим талантом, – спокойно, но с ноткой угрозы в голосе, сказал Ярр. – Имей терпение и поумерь наглость.
Быстро зайдя обратно в ванную, Ярр заперся изнутри, оставив меня наедине с разрозненными мыслями, блуждающими в голове. И как это все понимать?
Ничего! Вечно ты там сидеть не будешь, так что я тебя подожду! Уж так тебя встречу, сам не возрадуешься!
Глубоко вздохнула пару раз, в попытке успокоиться, и прошла к столу. Но не успела я и на стул толком сесть, как из ванны стали доноситься такие томные женские вздохи, что сомнений, в том, что там происходит у меня уже не осталось.
Ну, Ярр! Ну, извращенец! Лжец! Предатель!
Заткнув уши, выбежала из спальни и спустилась на кухню. Нужно срочно успокоиться! Я не та, что устраивает истерики и закатывает скандалы!
Пока заваривала успокаивающий сбор, меня потряхивало от гнева. Рассыпала траву, разлила воду, разбила чашку... Впервые со мной такое. Впервые я испытываю настолько сильные эмоции. И я совсем им не рада. Да лучше я всю жизнь бы жила в своем ледяном панцире, чем испытывать это... это... А что это?
Немного поразмыслив, пришла к ужаснувшему меня выводу, что Ярр, похоже, прав. Я ревную. Впервые в жизни ревную!
Нет, с этим надо что-то делать. Глотнула горячий отвар, поперхнулась, разлила по столу жидкость и принялась вновь прибирать. Да что же это такое!
В этот момент послышались шаги, спускающегося по лестнице Ярра. Как ни в чем не бывало, этот извращенец прошел на кухню, устроился на моем любимом месте за столом и хлебнул отвар из моей кружки.
- Наконец-то уснула, - шумно выдохнул Ярр. – Надеюсь, что до утра. Иначе она устроит нам веселую ночку.
Все это время я пыталась игнорировать мужчину, но не смогла продержаться и пяти минут. Гневно кинула на него взгляд, подбоченилась.
- А теперь будь добр, объясни что происходит, - как можно спокойнее и холодно произнесла.
- Милая, я тебя не узнаю, - вновь отхлебнув отвара, выдал Ярр. – Всегда спокойная, рассудительная и до сих пор не догадалась? Удивлен.
- До чего не догадалась?! – не выдержала и с громким стуком поставила на стол вторую кружку с холодной водой, которой привыкла разбавлять горячий чай. Вода, конечно же, немного расплескалась, что не добавило мне спокойствия.
- До того, что девушке просто негде было переночевать, - пожал плечами этот нарушитель спокойствия.
- И ты ей предложил мой дом?! Почему в Департаменте не поселил? Или у себя? Почему именно здесь? – внутри вновь все кипело.
Еще немного и я сорвусь. Накинусь на этого ухмыляющегося гада с кулаками!
- Понимаешь, в Департаменте нет условий, а у меня...У меня очень не ко времени ремонт… Тогда я подумал о том, какая чудесная, большая ванная у моей невесты! Да и надо признать, возможность немного побыть рядом, стоит твоего гнева, Мирра.
Синие глаз опять напугали меня серьезностью и отсутствием золотых искр. Но я не позволила этим малозначительным деталям сбить меня с мысли и продолжила расспрос.
- Теперь поясни, чем ты с ней занимался в ванной. Что это были за звуки? Стоны, ахи?
- Неужели все-таки ты ревнуешь, - широко улыбнулся искусник и в мгновение ока оказался рядом.
Взяв мое лицо за подбородок, он заглянул в глаза.
- Так и есть, - вывел он свой вердикт. – Милая, ты все не так поняла...
Но, похоже, выяснить отношения сегодня просто не суждено. Под ногами Мидьяра неожиданно открылся лиловый портал с мерцающими молниями и мужчина провалился, пообещав, что как вернется, все объяснит.
Создатель! Да когда же это все закончится-то?
Немного постояв в полной прострации от бешено скачущих событий, машинально прошла к плите, вновь заварила успокаивающего сбора и села за стол, обхватив ладонями горячую кружку с готовым напитком.
- Да что же это такое? Почему все это происходит со мной? – вопросила я.
Но в ответ была лишь тишина и звук мерно тикающих часов на стене.
Просидев так минут двадцать, почувствовала себя немного лучше и решительно пошла в спальню. Если Ярр сказал, что русалка уснула, то и мне поспать не помешает. День оказался слишком долгим.
Ранним воскресным утром проснулась от протяжного воя, доносящегося из ванной. Резко вскочила и ринулась к русалке. Отворив дверь, застыла на пороге в нерешительности. Что я ей скажу? Но девушка-рыба, завидев меня, заговорила первой.
- У меня спина затекла, хвост не чувствую, – со слезами на глазах произнесла Аурелия. – А Мидьяра нет, я не ощущаю его поблизости. Может, ты мне поможешь?
Видя хрустальные слезинки на кукольном личике красотки, сердце мое дрогнуло.
- Что надо делать? – уже решительно вошла и присела на корточки у ванны.
- Разомни мне плечи, спину и хвост, пожалуйста, - попросила русалка.
Странно, когда Ярра рядом нет, она ведет себя совсем иначе.
Дотронулась до красотки и осторожными движениями стала массировать. Кожа у нее оказалась такой нежной и чувствительной, что от моих прикосновений девушка сначала вздрагивала, но потом расслабилась и застонала. Ей приятно? Хотя, и мне было приятно, когда Альери делал мне массаж.
Осторожно усилила нажим и стала перемещаться ниже по спине. Стоны тоже усилились. Закралось подозрение, что вчера Ярр занимался тем же самым. Ведь ванная маленькая и от постоянного лежания в ней затекут не только плечи.
Когда с разминанием спины было покончено, Аурелия уже лежала с закрытыми глазами и блаженно улыбалась. Улыбка у нее была обворожительная. Даже позавидовала немного.
Переместилась с другой стороны и дотронулась до хвостового плавника. От этого красотка издала настолько сильный стон, что я чуть не выпустила хвост из рук. Похоже, у нее здесь самые чувствительные точки.
Через час после того, как начала массаж, я уставшая уселась на пол возле ванны. Уши горели алым цветом. Как я вчера могла подумать, что Ярр с Аурелией... бррр. У нее же от человека только верхняя половина тела. Небось, размножаются русалки икринками. Похоже, что это я извращенка.
- Спасибо, - поблагодарила тем временем русалка. - Никогда не могла бы и подумать, что от рук человеческой женщины можно получить такое наслаждение. Всю жизнь только мужчин заманивала, а надо было...
Она мечтательно закрыла глаза и улыбнулась. Если сейчас было то, что русалки называют постельными утехами, то я, получается, была вместо мужчины? Ну уж нет! Больше она от меня не дождется ни одного прикосновения!
- А что у нас на завтрак? – вывел из раздумий голосок Аурелии.
- Тортики, - машинально ответила и встала.
- Принесешь? – попросила русалка.
А Ярр заявил, что она мясо ест и рыбу...
- Конечно! – улыбнулась в ответ и вышла.
Не такая, оказывается, русалка, как о них пишут в книгах.
Далее день пролетел спокойно. После завтрака, устроенного на двоих в ванной, мы долго с Аурелией болтали, смеялись над некоторыми выходками мужчин и делились своими воспоминаниями первых встреч.
Спокойствие закончилось ближе к ужину, когда явился встрепанный, взъерошенный Ярр с горящими глазами фанатика-исследователя и заявил, что Департаменту все же удалось найти подходящую для Аурелии среду обитания, и немедленно приказано переместить русалку туда.
Я же в этом действе была вместо фона. Мидьяр удостоил меня легким чмоком в щеку и потрепал по голове. И никаких объяснений. Опять.
С огромным облегчением вздохнула, когда парочка незваных гостей покинула мой дом. И вот это выходные, которые я хотела провести в раздумьях и спокойствии? Если таковой будет вся замужняя жизнь с Ярром, то пусть она катится куда подальше! Но... все же может он не нарочно? Может, дать ему шанс на реабилитацию?
Завтра... Я подумаю обо всем завтра.
А сейчас в душ и спать. Ну и что, что еще рано. Так ведь и выходные были насыщенными.

Рабочая половина понедельника прошла на удивление ровно и благополучно. Не было ни Мидьяра, ни эксцессов на работе, ни каких-либо других проблем. Даже на сердце сегодня было спокойно.
Потому неслышное появление фейри-Ро, я восприняла нормально.
Ровена как обычно не утруждала себя звонками в закрытую дверь или еще чем-то тривиальным. Я просто подняла глаза от книги и поймала серьезный карий взор сидящей напротив девушки.
- Здравствуй, - светло улыбнулась, закрыла книгу и отправила ее на столик.
- Добрый вечер, - задумчиво склонила голову Садовница.
- Чай будешь?
- Нет… - покачала головой брюнетка, все так же странно глядя на меня. – Времени не так много. Я с предложением, Мирра.
- Слушаю, - отозвалась, ощущая какое-то непонятное чувство внутри.
Такое поведение Ровены было весьма необычно и всякий раз, когда фейри так себя вела, можно было гарантировать, что сегодня я узнаю что-то для себя важное.
- Ты хочешь увидеть Ярра? – напрямую спросила Ро. – Настоящего. Вернее, скинувшего большинство своих масок. Таким, каким он был, когда только появился в Изначальной империи. Когда еще не собрал по кусочкам себя нового…
Я нервно переплела пальцы, до боли сжав их и пытаясь принять решение. С одной стороны, мне не надо еще больше его узнавать… а с другой, как я могу принять хоть какое-то решение, если вижу только одну его маску? Потому…
- Да, - решительно кивнула. – Но… как?
- Сегодня последний концерт Безумного Барда, - тихо ответила Ро, и поднялась из кресла. – Последний для тебя шанс увидеть что-то, кроме того, что он тебе сам показывает.
- Пойдем, - я тоже встала. – Но… почему ты решила?
- Считай, что мне вас жалко, - неожиданно болезненно скривилась Ровена. – Или его…
- Ты ведь его любила? – все же сорвался с моих губ давний вопрос.
Ро замерла и улыбнулась.
- Его невозможно не любить, - черный взгляд неожиданно меня обжег. – Глупая Мирра.
- Тогда почему? – растерялась я, беспомощно глядя на подругу.
- Любить можно по-разному, Смотрительница, - тихо рассмеялась Ровена. – Ле-Кинаро для меня значит гораздо больше, чем просто мужчина. И люблю я его по-другому. Поэтому не волнуйся, ревнивая самообманщица.
- Я не...
Начала было возмущаться, но Садовница резко вскинула руку, кинула нам под ноги светлый камушек, который от удара стал таять, освобождая белое марево телепорта.
- Мне не интересны твои иллюзии, Миррайна, - отмахнулась фейри-Ро. – Я знаю то, что вижу. И меня не переубедить, сама ведь понимаешь. Потому входи в портал, он продержится всего пару минут.
Я поморщилась, но спорить не стала и вошла в дымку. Кстати, «заключенные» в камни порталы, удовольствие дорогое… Ро конечно не бедствует, но думается мне, что не настолько. Весьма любопытно.
Вышли возле приснопамятного «Триэля» и всерьез начало казаться, что все мои неприятности увязаны конкретно на это заведение. Правда сейчас окна таверны были темными, и даже вывеска не горела. Такое ощущение, что закрыто.
Вопросительно посмотрела на появившуюся из телепорта Ровену и она, верно истолковав мой взгляд, пояснила.
- Это закрытый вечер. Для небольшого круга и будет проходить в нижнем зале.
- Понятно, - протянула я.
Занятно, я конечно не завсегдатай, но про нижний зал «Триэля» даже не слышала. Все концерты здесь проводились или на центральной, или на малой сцене.
Дверь оказалась закрыта, но стоило Ровене подать голос, как нас тут же впустили.
- Началось? – спросила фейри, хватая меня за руку и таща за собой.
- Почти, - кивнул охранник. – Поторопитесь.
Мы спустились по винтовой лестнице за неприметной дверцей и оказались в просторном зале с небольшой двухуровневой сценой. Практически всю верхнюю площадку занимал большой рояль, на нижней был лишь один высокий стул и прислоненная к нему гитара.
Зал был отделан разными породами камня и утопал в полумраке, который лишь немного рассеивали висящие под потолком светильники. Их хватало только на то, чтобы не спотыкаться на беспорядочно расставленные кресла и подушки, разбросанные по полу.
Публики было немного. Всего человек пятнадцать-двадцать. Судя по всему, вечер и правда, частный. И посторонних нет.
Пока оглядывалась, Ровена затащила меня в уголок, подтолкнула в сторону кресла, а сама уселась на расшитую подушку. Потянулась к низкому столику, взяла два бокала и один из них передала мне. Машинально пригубила и почувствовала на языке знакомый терпко-сладкий привкус «Ардагора».
- Спасибо, - кивнула я фейри.
- Тебе пригодится, - серьезно взглянула Садовница и поднялась. – Я на несколько минут, не скучай.
От «нечего делать» я начала разглядывать немногочисленных посетителей. Мда... В большинстве своем, как говорят, «знакомые все лица». Несколько человек из Департамента Иллюзий, пара придворных и, на мое удивление, лорд Хор, который мне никогда не казался ценителем прекрасного вообще и музыки в частности.
Кинула взгляд на сцену и мысленно поблагодарила Садовницу, что она усадила меня в самом темном углу.
Пока я разглядывала контингент, света немного прибавилось, а на помосте появились двое мужчин. Кому принадлежит заплетенная в косу медная грива стоящего ко мне спиной человека, можно было даже не гадать. Мидьяр говорил с коротковолосым брюнетом в очках, который садился за рояль. Я разглядела второго музыканта и удивленно округлила глаза. Уж кого-кого, а Кейрана Мерцающего, прозванного Коршуном, здесь встретить не ожидала. Тем более в таком качестве. Вообще не знала, что он играть умеет!
Продолжить размышления на тему вредных привычек Советника не успела, потому как меднокосый повернулся и я еле заметно вздрогнула. Но не от того, что он может меня увидеть. А от того, что я увидела его.
Ле-Кинаро был разным. Был шутом, был серьезным, был страстным мужчиной, видела я его и хладнокровным политиком. Но еще никогда глаза Мидьяра не были синими до черноты, а с каждым шагом музыканта его солнечные косички приобретали цвет южной ночи. Та же непроглядная мгла…
Когда волшебник, наконец, остановился и поднял гитару, на сцене уже стоял Безумный Бард. Я впервые поняла, почему Ро его так назвала.
Резкое, узкое лицо на фоне черных волос поражавшее бледностью кожи, нездорово блестящие темные глаза, даже привычная синяя рубашка не спасала положения.
Ярр уселся на стул, обхватил гитару, положил подбородок на верхний край деки и, глядя куда-то поверх голов публики, проговорил:
- Здравствуйте, господа, - несмотря на негромкий голос, все звуки в зале тут же стихли. – Вы так настойчиво желали вновь увидеть Безумного Барда, что я не смог вам отказать. Но это наша последняя встреча… Репертуар сегодня по заказу публики. С чего начать?
- «Рассветный зверь», - тихо попросил высокий блондин, в котором, я с опозданием опознала начальника своего жениха.
Ярр откинул со лба темную прядь и внезапно посмотрел на меня. Я машинально отшатнулась в более густую тень.
Волшебник немного помолчал, но его никто не решался прервать, потом повернулся к Кейрану и вопросительно вскинул бровь. Советник кивнул, откинул крышку рояля, а Ле-Кинаро тронул струны гитары. По залу разлилась неторопливая мелодия отдающая жарким югом.
Я закрыла глаза, предпочитая не видеть Ярра. Да и... его музыку лучше слушать именно так.

Горит Восток огнем,
И алый цвет к лицу
Горам, укрытым льдом,
Поющему песку.

Но спустя минуты, не устояв перед бархатными переливами голоса барда, поднимаю ресницы и теперь жадно смотрю на сцену, впитывая каждую черточку его облика. И не одна я. Весь зал. Мидьяр чаровал своей энергетикой, от него было не отвести взгляда.
Казалось, в переливах струн слышался шелест еще холодного перед рассветом песка. Пустыня… Жизнь в краткие мгновения между обжигающе-холодной ночью и испепеляющим днем.

Восток – рассветный зверь,
Несет на лапах тьму,
Восток – жесток и смел,
Все небо дань ему...

И вечная борьба Востока и Запада. Восхода и Заката. Дня и Ночи. Разных культур. Как небеса каждый раз проливают яркую кровь на небосвод, так и мы, смертные, следуем их примеру.

Но есть один закон –
Приговор любому дню:
Солнце гаснет – Горизонт
Преграждает путь огню...
И Запад вновь –
Уставшим Мудрым Львом
В камнях пьет кровь...
Пьет кровь Востока!

Сколько религий было построено на этом противостоянии? Много было войн. Много драгоценной жидкости пролито на великие пески, когда воины в древности ходили покорять набравший слишком большую силу восток. Да и плодородные почвы нашей земли впитали много крови. Ведь и те, чьи лица скрывал белый шелк, желали отомстить неверным.
На сцену выходит Таль, один из музыкантов его Департамента и теперь искусник отставляет свой инструмент и просто поет.
Музыка набирала силу вместе с голосом Ярра. В черных волосах вспыхивают искры, как напоминание о недавнем свете в них властвовавшем. Или я неправильно толкую? Отблески ведь багровые. Цвета пролитой крови…
Мелодия оборвалась так резко, что это почти диссонансом ударило по ушам. Я зачарованно смотрела на Ярра, подмечая все новые детали и ощущала, что мои эмоции более всего напоминают кролика перед удавом. Вроде и понимаешь, что опасно и быть тебе здесь не нужно, но подняться и уйти… не в силах. Никогда его таким не видела! И с каждым мигом человек на сцене становился все более чуждым и незнакомым. Я не знала, чего от него ожидать. Это не Ярр. Безумный бард.
- Дальше, - по нервам полоснул резкий голос музыканта.
Зал молчал. Просто молчал.
- Тогда я сам, - губы Мидьяра дрогнули в немного неприятной улыбке, и он указал на двух людей в зале. – Все же прежним составом, ребята.
- Не стоит, - тихо сказал один из них. – Не надо так обнажаться, Ярр.
- Зачем беречь то, чего завтра уже не будет? Да и здесь все свои, - неожиданно громко рассмеялся искусник, резко замолчал и твердо добавил. – Присоединяйтесь.
Спустя минуту, народа на сцене стало немного больше. Гитары в руках музыкантов сменились на немного иные по форме, а молодой мужчина в странной одежде снял ткань с барабанной установки в углу и сел за нее.
- «Зов зверя», - отрывисто бросил Ле-Кинаро и взял первый аккорд.
А потом у меня было только желание зажать уши, закрыть глаза или сбежать отсюда как можно дальше. Но я же послушный кролик?
Я смотрела. Смотрела, как на резком лице мужчины сменяют друг друга эмоции. Как ладони сжимаются в кулаки, и почему-то была уверена, что ногти больно врезаются в кожу.
Ярр, немного сгорбившись, сидел на своем высоком кресле, и его сильная фигура казалась нелепой в этой позе. Неправильной. Я не привыкла его таким видеть. Не привыкла видеть остановившийся взгляд синих глаз, в которых было столько эмоций, что дыхание перехватывало.
Это его история?

Здесь места нет
Верным друзьям!
Нет ни любви, ни песен
Кто ты теперь?
Чем дом твой стал?
Умерший храм,
Лишь тень покоя ищет в нём.

Словно в оцепенении, я слушала непривычную музыку. Которая, казалось, состояла сплошняком из диссонансов и резала слух. Но и морщиться от нее я не могла. Что-то не позволяло. Голос пробирал до печенок, хоть я и считала раньше, что это образное выражение. Но в животе прочно поселился холодок, убеждая в обратном.
Я не тронулась с места. Да, я осталась. Осталась, замечая, что у меня участилось сердцебиение. Осталась, хоть и в жилах стыла кровь от пронзительного, обжигающе-холодного взгляда музыканта, которым он обводил присутствующих, и казалось, что именно на мне он задерживал взор дольше обычного. Это пугало. Пугало до безумия. Я не хотела быть с этим человеком.
Смотрела на Безумного Барда на сцене и пыталась соотнести его с солнечным Мидьяром. Не получалось. Кривая ухмылка на тонких губах музыканта напротив, не вязалась с обаятельной улыбкой назойливого ленейри. Да и весь его облик…
Создатель, я же его совсем не знаю! Он не такой, каким я его всегда видела. И если бы не бабочка-фейри, то никогда и не узнала бы оборотную сторону этой монеты.
Как же теперь с ним остаться? Как жить с Безумным Бардом?! С тем, кто смотрел на всех со сцены и его взгляд пронизывал насквозь. С тем безумцем, что может вынуть самые потаенные страхи и свить из них мелодию. Мелодию, от которой стынет кровь и хочется бежать без оглядки, но ты не смеешь. Взгляд музыканта, словно паучьей паутиной обвивает твое тело. Заставляя прослушать песнь до конца. Захлебнуться своими эмоциями, раствориться в бездне потемневших глаз барда.
Все еще хуже, чем я думала…
Как только кончился концерт, Ярр отвернулся от зала, и с меня спало оцепенение. Ро поднялась и направилась к сцене. Все это время она зачарованно смотрела и слушала, но испытывала отнюдь не те же эмоции, что и я. В ее взгляде не было страха. Лишь любовь к своему кумиру. Любовь, которую я не разделяла.
Не раздумывая ни секунды, подорвалась со своего места и стремительно вылетела из помещения. Было все равно как это выглядит.
Краем глаза, увидела растерянную Ровену, которая, видимо, ожидала совсем иную реакцию с моей стороны.
Непрошеные слезы катились по щекам. Этот человек мне чужой. Я не знаю его! И не хочу узнавать никогда!
Рукой нащупала кулон, который носила при себе. Осознание того, что нужно делать, пришло мгновенно. Словно заклинание, повторяла про себя: «Хранитель Грез. Ленейр. Снять печать».
Выскочила на улицу и, не теряя времени на размышления, активировала портал.

Лиловая дымка вырвалась на свободу, окутала с ног до головы и через мгновение я оказалась в месте, которого нет. Где нет ничего и в тоже время, есть все. Где нет света, но все видно, где нет стен и есть границы.
Устало опустилась прямо на «непонятно что». Оно оказалось удобным и по ощущениям напоминало кресло.
После пережитого, пальцы все еще дрожали. Пришлось сцепить их в замок и до боли закусить губу, пытаясь заставить себя прийти в чувство. Скоро явится Хранитель Грез и не дело, чтобы я была в неуравновешенном состоянии. Я же так горжусь своими спокойствием и сдержанностью, да…
Жаль, что это все теперь ко мне относится в прошедшем времени.
Рассчет оказался тактически верным, и я смогла отрешиться произошедшего в нижнем зале «Триэля» и немного подумать. В том числе и о своей реакции. Слишком сильной. Да и то, что со мной творилось, описанию не поддавалось.
Когда Безумный Бард пел, в душе бесновалась смесь своих и чужих эмоций. Ведь меронин передает мне настроение его владельца. И я неосознанно принимаю его за свое. Видимо поэтому у ленейри такие крепкие семьи. Благодаря печати они не только ощущают эмоции друг друга, но и постоянно находятся на «одной волне».
Меня же накрыло «волной», окунуло в это по самую макушку. И этого оказалось слишком много. Двойная нагрузка. Мои чувства и его. Слишком-слишком-слишком! Еще и вынырнуть не получалось. Как в темном омуте… Ноги опутывали водоросли, цепко держали за одежду и не позволяли подняться на поверхность, чтобы вдохнуть воздуха.
И понятно, почему другие не так реагировали. Они просто ощущали только свое. То, что Бард будил в них. Их не касались чувства самого музыканта. Хотя он при этом просто купался в своей боли.
Слабо застонала и уронила лицо в ладони. Создатель, как же плохо! Как мне сейчас плохо. Еще и от того, что я его обидела. Очень. Ведь если в начале и в процессе, он был погружен в музыку, то потом моего побега не мог не видеть. Как и не мог не понять, что я была в зале все выступление.
Фейри-Ро, зачем ты это мне показала?
Ведь самое абсурдное, что теперь автоматически отпала одна из моих к нему претензий. Несерьезный… еще какой серьезный. Зато расправила крылья другая. Ненормальный.
И я его не знаю. Совсем. Два года знакомы, и понимаю, что видела только то, что он считал удобным и подходящим.
Так! Хватит! С чего я начала? С того, что скоро придет Грезы и нужно встретить его в привычном мне состоянии. А значит, необходимо увести личные эмоции на второй план.
Надо отвлечься. Например, подумать о том, что я нахожусь в очень интересном месте, за визит в которое многие половину жизни отдадут. Вот и осмотрим. Надо думать о том, что происходит сейчас. Где я сейчас. Очистить разум.
Ведь ничего непоправимого не случилось. Я спокойна и мною владеет лишь любопытство.
Самовнушение подействовало, и я начала оглядываться и изучать пространство. Вроде как абсолютная чернота кругом, но себя вижу как при свете дня. Пусто, но ведь сижу и чувствую опору. Резко встала и сделала шаг назад. Ни преграды, ни препятствия там не оказалось.
Протянула руку, но не смогла ничего нащупать или почувствовать. Хотя было впечатление, что впереди стена. Сделала несколько шагов, но так ни до чего и не дошла. Казалось, словно я перебираю ногами, и все время нахожусь на одном и том же месте. Удивительно...
Никто толком не знает, откуда взялось это место, кто его создал и где оно находится. Некоторые пытались строить гипотезы, но они рассыпались в прах. Так как такое сотворить было под силу лишь Создателю. Хотя некоторые и в этом сомневались.
Попасть сюда, где нет ни времени, ни пространства, могли лишь очень сильные маги. А таковыми у нас в Империи были лишь Хранители.
- Я так понимаю, вы не скучали, - раздался за спиной голос Искусника.
От неожиданности вздрогнула. Вот ведь... доизучалась и совсем забыла, зачем я здесь и кого жду. А ведь рядом с этим представителем силы расслабляться нельзя.
Лиловая дымка вырвалась на свободу, окутала с ног до головы и через мгновение я оказалась в месте, которого нет. Где нет ничего и в тоже время, есть все. Где нет света, но все видно, где нет стен и есть границы.
Устало опустилась прямо на «непонятно что». Оно оказалось удобным и по ощущениям напоминало кресло.
После пережитого, пальцы все еще дрожали. Пришлось сцепить их в замок и до боли закусить губу, пытаясь заставить себя прийти в чувство. Скоро явится Хранитель Грез и не дело, чтобы я была в неуравновешенном состоянии. Я же так горжусь своими спокойствием и сдержанностью, да…
Жаль, что это все теперь ко мне относится в прошедшем времени.
Рассчет оказался тактически верным, и я смогла отрешиться произошедшего в нижнем зале «Триэля» и немного подумать. В том числе и о своей реакции. Слишком сильной. Да и то, что со мной творилось, описанию не поддавалось.
Когда Безумный Бард пел, в душе бесновалась смесь своих и чужих эмоций. Ведь меронин передает мне настроение его владельца. И я неосознанно принимаю его за свое. Видимо поэтому у ленейри такие крепкие семьи. Благодаря печати они не только ощущают эмоции друг друга, но и постоянно находятся на «одной волне».
Меня же накрыло «волной», окунуло в это по самую макушку. И этого оказалось слишком много. Двойная нагрузка. Мои чувства и его. Слишком-слишком-слишком! Еще и вынырнуть не получалось. Как в темном омуте… Ноги опутывали водоросли, цепко держали за одежду и не позволяли подняться на поверхность, чтобы вдохнуть воздуха.
И понятно, почему другие не так реагировали. Они просто ощущали только свое. То, что Бард будил в них. Их не касались чувства самого музыканта. Хотя он при этом просто купался в своей боли.
Слабо застонала и уронила лицо в ладони. Создатель, как же плохо! Как мне сейчас плохо. Еще и от того, что я его обидела. Очень. Ведь если в начале и в процессе, он был погружен в музыку, то потом моего побега не мог не видеть. Как и не мог не понять, что я была в зале все выступление.
Фейри-Ро, зачем ты это мне показала?
Ведь самое абсурдное, что теперь автоматически отпала одна из моих к нему претензий. Несерьезный… еще какой серьезный. Зато расправила крылья другая. Ненормальный.
И я его не знаю. Совсем. Два года знакомы, и понимаю, что видела только то, что он считал удобным и подходящим.
Так! Хватит! С чего я начала? С того, что скоро придет Грезы и нужно встретить его в привычном мне состоянии. А значит, необходимо увести личные эмоции на второй план.
Надо отвлечься. Например, подумать о том, что я нахожусь в очень интересном месте, за визит в которое многие половину жизни отдадут. Вот и осмотрим. Надо думать о том, что происходит сейчас. Где я сейчас. Очистить разум.
Ведь ничего непоправимого не случилось. Я спокойна и мною владеет лишь любопытство.
Самовнушение подействовало, и я начала оглядываться и изучать пространство. Вроде как абсолютная чернота кругом, но себя вижу как при свете дня. Пусто, но ведь сижу и чувствую опору. Резко встала и сделала шаг назад. Ни преграды, ни препятствия там не оказалось.
Протянула руку, но не смогла ничего нащупать или почувствовать. Хотя было впечатление, что впереди стена. Сделала несколько шагов, но так ни до чего и не дошла. Казалось, словно я перебираю ногами, и все время нахожусь на одном и том же месте. Удивительно...
Никто толком не знает, откуда взялось это место, кто его создал и где оно находится. Некоторые пытались строить гипотезы, но они рассыпались в прах. Так как такое сотворить было под силу лишь Создателю. Хотя некоторые и в этом сомневались.
Попасть сюда, где нет ни времени, ни пространства, могли лишь очень сильные маги. А таковыми у нас в Империи были лишь Хранители.
- Я так понимаю, вы не скучали, - раздался за спиной голос Искусника.
От неожиданности вздрогнула. Вот ведь... доизучалась и совсем забыла, зачем я здесь и кого жду. А ведь рядом с этим представителем силы расслабляться нельзя.

Резко повернулась и увидела все ту же яркую маску, прикрывающую лицо и серый балахон, полностью скрывающий фигуру.
- Я приняла решение. Мне нужно на Ленейр. И срочно, - отчеканила я.
- Что за спешка? – удивился Хранитель. – Могу я поинтересоваться, чем она вызвана?
Мужчина сел на невидимый стул, и скрестил руки на груди.
- Это не ваше дело, - холодно процедила сквозь зубы.
Если каждый будет лезть в мою личную жизнь, то какая же она личная?
- Не нужно так злиться. Я просто поинтересовался. Захотите, сами расскажете, - не меняя положения, произнес мужчина.
В его голосе все же было заметно небольшое разочарование. Ох уж эти сильные мира, которые просто считают необходимым знать все и обо всех!
- Так мы отправимся на Ленейр или нет? – тоже села и так же скрестила руки на груди, сверля взглядом маску на лице собеседника. Ох, темнит он что-то.
- Не так быстро, моя дорогая. Для начала, - передо мной из ниоткуда возник чистый лист бумаги, и на уровне глаз зависла ручка, – вам необходимо написать...
- Завещание? – мрачно закончила его мысль. – Или отказ от претензий, если что-то выйдет не так?
- О, вы так торопитесь за грань? – изумился собеседник. – Я всего лишь хотел предложить вам написать прошение на отпуск. Или думаете, что вот так сразу можно взять и исчезнуть из мира, не предупредив никого об этом?
Да... и почему эта мысль мне в голову не пришла? Мне, которая была настолько рациональна и никогда не следовала своим порывам, а предпочитала холодный расчет? Это все из-за меронина. Нужно от него скорей избавиться и все вновь встанет на свои места.
Тяжело вздохнула, признавая правоту Хранителя, и приступила к делу. В прочем, не одна я писала. Искусник тоже выводил каллиграфическим подчерком послание.
- Я такой же не свободный человек, как и вы. Так что и мне нужно разрешение на длительное отлучение по своим делам, - верно расшифровал мои косые взгляды мужчина.
У меня что, на лице все написано?
Промолчала на его высказывание и закончила написание прошения. Как только последняя точка была поставлена, Искусник выхватил лист, свернул его трубочкой и откланялся, попросив подождать несколько минут.
Воспользовалась отсутствием мага и принялась изучать дальше пространство, перед этим рассудив, что шаг уже сделан и отступать некуда. Сделки с Хранителями не расторгаются. Единственно, что волновало, так это то, какое обещание он попросит взамен.
Я остановилась на опыте добывания стакана воды, когда вернулся Искусник. Перед этим умудрилась материализовать одеяло, и накидку. Правда, все было абсолютно черное и словно из клубящегося тумана. Но грело, как обычные вещи.
- Впервые в таком месте? – поинтересовался маг, беря из моих рук стакан и растворяя его в пространстве.
За его спиной я увидела пару заплечных мешков, один из которых волшебник положил передо мной.
- Это зачем? – вопросом на вопрос ответила я.
- Если вы желаете неделю обходиться тем, что есть и не пользоваться зубной щеткой, можете не брать, - пожал плечами Хранитель. – Но я все же советую его захватить. Напрасно что ли в такой час искал новые вещи для вас?
И вроде фраза без подтекста, но произнесена так, что я почти пожалела, что обратилась однажды к нему с просьбой. А ведь мне вместе с ним не меньше недели придется провести.
Молча закинула мешок на плечо и стала ждать дальнейших указаний. В данной ситуации можно было злиться только на свою поспешность.
Хранитель кивнул головой и стал пробивать портал. Конечно, мне было страшно. Но идти на попятную я не собиралась. Стоило только вспомнить черные бездонные глаза Безумного Барда, как решимость вновь брала верх. И как только Искусник предложил пройти первой, не задумываясь, шагнула в окно телепорта.

запись создана: 05.03.2013 в 20:10

@темы: Мидьяр: семь оттенков осени

URL
Комментарии
2013-03-06 в 00:27 

Satoshi
Лучшее место на Земле - в объятиях Любимого!
О даааа... Как же Я наслаждалась читая это! :lol2:

2013-03-06 в 09:48 

Клер Эклер
Рада)) А что там дааальше будет!!!! Это только начало комедии, так что не пропусти продолжение))))

URL
2013-03-06 в 15:15 

Satoshi
Лучшее место на Земле - в объятиях Любимого!
Ни за что не пропущу!)))

2013-03-13 в 17:28 

Чисто спортивный интерес: а)сидя в ванной есть курицу не только не гигиенично, но и просто противно, пусть и красавица! б)Если бы мысль была материальна, русалка подавилась бы? в)Героиня ангел, а не женщина. Другая на её месте просто опрокинула бы ванну с русалкой и хорошо, если бы на пол, а не со второго этажа. г) Мидьяр её провоцирует нарочно, не факт, что его не утопят в той же ванне. Эклерчик, хорошо что она не маг огня, и не вскипятила воду в ванне. Она же не ангел, а женщина!
Спасибо за замечательный кусик!

2013-03-13 в 18:39 

Клер Эклер
modern fairy
а) она же русалка! в кроме как в воде находиться больше нигде не может)))
б) еще как подавилась)))
в) героиня у нас холодная и рассудительная (якобы), но в общем, она просто опешила))
г) Ярр ее провоцирует, он достигает своих только ему известных (ну и авторам) целей))

Если б Мира была магом огня, боюсь, что и темперамент был бы такой же и от домика уже дааавно ничего не осталось. С первого появления в нем Ярра)))

URL
2013-03-13 в 20:49 

Satoshi
Лучшее место на Земле - в объятиях Любимого!
Да вот Я сама сильно удивляюсь силе воли Мирры))) Столько терпеть выходки рыжего и до сих пор ни одной сильной ссоры )))

2013-03-14 в 17:58 

Клер Эклер
Satoshi, да... Мирка у нас получилась своеобразной))) И с большой силой воли. Плюс на ней был ледяной панцирь, который Ярр и испытывает на прочность))) Хотя он не это достигает

URL
   

Фантазерка Клер

главная